Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Генеральный директор ФГУП "ЦЭНКИ" Александр Фадеев: "ЦЭНКИ всегда будет нужен как орган проведения единой государственной политики в области использования и развития космодромов"

В российской ракетно-космической отрасли сформировано уже несколько крупных интегрированных структур. Одна из них - ФГУП "Центр эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры" (ЦЭНКИ), отвечающий, в частности, за развитие российских космодромов. О сегодняшнем дне и перспективах ЦЭНКИ "Интерфаксу-АВН" рассказал генеральный директор ЦЭНКИ, кандидат технических наук, действительный член Российской академии космонавтики имени К.Э.Циолковского Александр ФАДЕЕВ.

      - Александр Сергеевич, два года назад вы начали важный этап экономической и финансовой интеграции предприятий вошедших в ЦЭНКИ. Как проходил этот процесс, удалось достичь поставленных целей?


      - Да, сегодня можно сказать, что крупнейшая в ракетно-космической отрасли интегрированная структура - Центр эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры - сформирована.

      Многие пока не понимают, что такое ЦЭНКИ сегодня. Главная его особенность в том, что Центр одновременно занимается разработкой стартовых ракетно-космических комплексов, их эксплуатацией, а также подготовкой и осуществлением космических запусков. У нас все эти направления присутствуют, в отличие, например, от тех многих КБ, которые не смогли выжить, потому что занимались только разработкой.

      Если помните, к ЦЭНКИ два года назад были присоединены в качестве филиалов КБ "Мотор", КБ общего машиностроения имени В.П.Бармина (КБОМ), КБ транспортного машиностроения (КБТМ), КБ транспортно-химического машиностроения (КБТХМ), ОКБ "Вымпел", научно-производственная фирма "Космотранс", Федеральный космический центр "Байконур".

      Два конструкторских бюро - КБОМ и КБТМ специализировались на разработке стартовых комплексов, КБТХМ - на системах заправки. ОКБ "Вымпел" разрабатывало монтажно-испытательные комплексы, а "Мотор" занимался оснасткой, средствами транспортировки ракетной и космической техники на боевых и стартовых позициях. Компания "Космотранс", как вы знаете, осуществляет железнодорожные перевозки внутри космодрома Байконур.

      Кроме того, сам ЦЭНКИ до объединения имел свой филиал на космодроме Байконур - "ЦЭНКИКОМ", который занимался общекосмодромными вопросами - запусками, ракетным топливом, системами связи, проверками на электромагнитную совместимость, полями падения отделяемых частей ракет-носителей и т.д.

      - Наверное, наиболее сложно было интегрировать две давно конкурирующие между собой фирмы - КБОМ и КБТМ?


      - Процесс прошел, я считаю, не столь болезненно, как мы даже предполагали. Получилось, в общем-то, не плохо. Мы соединили две близкие по характеру решаемых задач организации в один Научно-исследовательский институт стартовых комплексов имени В.П.Бармина.

      Понятно, почему мы пошли на этот шаг. В советское время, когда разрабатывались все новые и новые носители, и под них на космодромах создавались ракетно-космические комплексы, работы хватало и КБОМ, и КБТМ. Достаточно назвать разработанные в то время Барминской фирмой комплексы для стартов ракет "Союз" на Байконуре и в Плесецке, их же "протоновский" старт. В активе КБТМ - комплексы для ракет "Циклон", "Зенит", "Космос".

      Но жизнь изменилась. В последние десятилетия космические ракетные комплексы строятся куда менее интенсивно. Новых проектов мало, все они на слуху. Среди перспективных это, прежде всего, космодром Восточный в Амурской области и российско-казахстанский проект "Байтерек". Строительство комплекса для "Ангары" в Плесецке в стадии завершения. Принят в эксплутацию "Союзовский" старт в Гвианском космическом центре. Завершились работы на южнокорейском стартовом комплексе, в которых участвовали наши специалисты. Вот и все. Словом, ни сегодня, ни в обозримой перспективе большого разбега для работы наших конструкторов стартовых комплексов нет.

      В этих условиях содержать в отрасли два однопрофильных института было просто невозможно. Я уже не говорю о том, что к моменту слияния тот же КБОМ было практически банкротом. Долгов у него было более 300 миллионов рублей

      - Как добивались финансово-экономической стабилизации?


      - Механизм известен - оптимизация организационной структуры и численности персонала, рациональное распределение работ, избавление от параллелизма, снижение издержек. Мы уволили в обеих фирмах полторы тысячи управленцев. Именно управленцев, подчеркиваю. Не потому что была задача их уволить, а потому что не было необходимости в таком их количестве. Оставили только тех специалистов, которые нужны. Никто из инженеров, технического персонала, конструкторов не пострадал.

      В головном предприятии интегрированной структуры - самом ЦЭНКИ - есть управленческий аппарат, бухгалтерия, планово-экономические службы. Не было смысла содержать в таком объеме эти подразделения еще в двух подчиненных организациях. К тому же, как выяснилось, были парадоксы - в маленьком КБОМ бухгалтеров было в два раза больше, чем в самом ЦЭНКИ. А объем работы у фирмы был раза в четыре меньше.

      Разумеется, это касалось не только КБОМ. Например, в ОКБ "Вымпел" ситуация в части содержания управленческого аппарата была еще хуже. То есть бедные предприятия содержат управленцев столько!... Просто неправомерно много. Их руководители как будто не видят, что столоначальники не нужны в таком количестве.

      Кроме того, мы соединили "Мотор" с ОКБ "Вымпел".

      Сменился директорский корпус. Из семи прежних директоров осталось двое. Ушли даже не потому, что они были очень плохие, а потому что их мышление не позволяло сливаться, формировать единую структуру. Люди считали, что так, как они жили и руководили предприятиями по 10-15 лет, можно жить и дальше. А на деле-то что? Земля по законодательным нормам не отведена, экспертизы БТИ нет, здания в убогом состоянии… Так продолжаться не могло.

      - А в космодромном хозяйстве какие изменения?


      - Параллельно решалась очень важная задача по реформированию эксплуатационных структур на космодроме Байконур. Для начала наш филиал "ЦЭНКИКОМ" преобразовали в федеральный космический центр "Южный". Почему такое название - понятно, учитывая, что в Плесецке у нас филиал "Северный", а в Амурской области будет "Восточный".

      В центр "Южный" влились расположенные на Байконуре эксплуатирующие подразделения КБТМ и КБОМ. На следующем этапе мы туда же определили заправщиков из КБТХМ.

      Интеграция должна была, в частности, помочь выровнять уровень зарплат в эксплуатирующих подразделениях. Повысить ее и выровнять. Чтобы труд на космодроме оплачивался хорошо, чтобы вознаграждение было привлекательным, соответствующим ответственности. Раньше, кстати, во всех наших предприятиях была разная зарплата. Причем, парадокс: в фирмах, которые осуществляли больше космических запусков, специалисты получали меньше. Я думаю, это несправедливо.

      Интеграция эксплуатантов выгодна технологически и экономически. Что такое эксплуатирующие подразделения на том или ином стартовом, техническом комплексе космодрома с точки зрения задействованных специальностей? Это те же холодильщики, компрессорщики, специалисты по электрооборудованию, стартовики. Независимо "протоновский" это старт, "союзовский" или "зенитовский". Специалисты одни и те же.

      В интегрированной структуре они стали универсалами. У нас появилась возможность более рационально и гибко использовать кадровый потенциал. Если, например, сегодня нет большой загрузки на "Зените", специалисты могут быть задействованы в подготовке старта "Протона".

      Вот сегодня у нас есть стартовый комплекс для "Союзов" на Куру. Там работает бригада наших специалистов, часть которых на вахтовой основе направлена с Байконура. Для них это, кстати, дополнительный материальный стимул. Для ЦЭНКИ выигрыш в том, что специалисты все время в работе, они всегда в тонусе, в деле, в теме. Отсюда их высокий технический уровень.

      Опять же за счет лишних управленцев и контролеров оптимизировали штаты на космодроме. Компании 700 контролеров на 2 тысячи работающих не надо. Поэтому часть управленцев мы сократили, других направим на работу на основные профессии.

      Таким образом, структура выкристаллизовалась. На данном этапе мы сконцентрировали на космодроме все эксплуатирующие подразделения ЦЭНКИ, а в Москве - НИИ стартовых комплексов, который осуществляет разработку новых комплексов и авторский надзор за стартовыми позициями в ходе эксплуатации.

      Относительную самостоятельность на Байконуре сохранила в силу своей специфики лишь компания "Космотранс", которая пока не вошла в центр "Южный". Она выполняет железнодорожные перевозки внутри космодрома. По территории Российской Федерации ее составы не ездят. Для этого нужна другая сертификация.

      - В состав ЦЭНКИ могут войти еще какие-либо предприятия?


      - Интеграция, укрупнение не самоцель. Они нужны, например, если помогают повысить управляемость, эффективность работы той или иной фирмы. Особенно, если ее финансовое положение оставляет желать лучшего, трудовой коллектив, такое бывает, находится в каком-то таком расслабленном состоянии, а сама компания затягивает исполнение работ, срывает сроки, плохо работает и за работу не борется.

      Но я сторонник того, что не надо торопиться. Надо преобразовывать постепенно, поэтапно. Нельзя там с шашкой бежать. Прежде всего, потому, что на все преобразования нужны средства, деньги. Например, про долги КБОМ я уже говорил. У ОКБ "Вымпел" их тоже хватало.

      Мы взялись за формирование на базе ЦЭНКИ крупной интегрированной структуры во многом потому, что имели к тому времени опыт объединения и знали, как говорится, цену вопроса. Шесть лет назад мы присоединили к себе НИИ прикладной механики имени академика В.И.Кузнецова. Фирма, которая с момента создания занималась гироскопическими приборами для ракетно-космической техники, была на грани банкротства. И если вначале на поверхности было 100 миллионах рублей долгов, то потом вскрылась задолженность в 350 миллионов. Поэтому, приступая к интеграции, мы примерно представляли объемы необходимых вложений и то, сколько у предприятий такого уровня может быть долгов.

      Да, в случае с НИИ ПМ пришлось пойти на издержки. Но дело ведь, в конечном итоге, выиграло. Мы сохранили для отечественной ракетно-космической отрасли уникальную фирму. НИИ прикладной механики - это гироскопия. Сегодня мы летаем на "семерке" - там гироскопия НИИ ПМ. На всех орбитальных станциях - "Салюты", "Мир", МКС - гироскопия этой фирмы. То же самое на космических аппаратах серии "Экспресс", "Спектр", "Глонасс-К". Я уж не говорю о ракетах нашего ядерного щита - РС-20 "Сатана" или РС-18 "Стилет", которые стоят на боевом дежурстве больше 30 лет. Они тоже оснащены гироскопами НИИ ПМ. Это очень важный элемент космической техники, обеспечивающий стабилизацию аппарата относительно оси.

      Так получилось, что сегодня ЦЭНКИ через свои филиалы связано исторически с двумя главными конструкторами из легендарного совета главных конструкторов, которым руководил Сергей Павлович Королев. Это Виктор Иванович Кузнецов и Владимир Павлович Бармин. Лично я этим горжусь.

      - Каким вы видите будущее ЦЭНКИ? В чем его основное предназначение?


      - Сегодня все космические запуски в Российской Федерации осуществляются либо ЦЭНКИ, либо при нашем участии. В зоне нашей ответственности практически вся инфраструктура космодромов. Это касается и Байконура, и Плесецка, где мы осуществляем авторский надзор за стартовыми позициями. То же будет и на Восточном, когда он войдет в строй. То есть космодромы в руках государства. А теперь представьте на минуту, что все организации, которые сегодня входят в состав ЦЭНКИ, до объединения акционировались, заимели частных хозяев, разобрали по кусочкам всю инфраструктуру того же Байконура и начали, как говорится, городить кто во что горазд. Как вы в этом случае будете проводить государственную политику в области космической деятельности? Думаю, никак.

      Именно поэтому, когда обсуждался вопрос, в каком виде создавать ЦЭНКИ - в виде холдинга и самостоятельных предприятий, я сказал: нет, только Центр и филиалы. Потому что сделайте сейчас холдинг - и дальше опять начинаются князьки.

      ЦЭНКИ, мне кажется, всегда будет нужен как орган проведения единой государственной политики в области использования и развития космодромов. Даже если мы акционируемся, контрольный пакет акций нашей компании всегда будет в руках государства, Роскосмоса.

      Мы, кстати, сделали все, чтобы ЦЭНКИ нельзя было купить, образно говоря, за три копейки. Провели подготовку к акционированию, переоценили основные фонды.

      - Мало кто знает, что ЦЭНКИ проводит огромную работу по страхованию космических запусков. Расскажите об этом.


      - Да, у нас есть очень большой опыт по страхованию. Мы занимаемся страхованием космических рисков с 1996 года, то есть уже 15 лет. Мы прошли тяжелый путь, в том числе две аварии "Протонов", аварию "Днепра" с белорусским спутником. И все выдержали.

      Кроме того, ЦЭНКИ в той или иной роли участвовало в разборе всех страховых случаев с российской ракетно-космической техникой, даже если мы не участвовали в ее страховании. Все разговоры со страховщиками, которые должны были выплачивать, проходили с нашим участием.

      Сегодня у нас есть опыт, пожалуй, самый большой среди российских участников космической деятельности. Нас знают на западном рынке страхования. Мы нормально взаимодействуем с западными андеррайтерами, которые действительно выплачивают возмещение.

      - В разработке проекта Восточного ЦЭНКИ участвует?


      - Что касается стартового, технического комплексов - это будет наша разработка. Общая планировка тоже на нас. Документацию мы разрабатываем. Заказчиком проекта выступает государство. Строить будут строители, а ЦЭНКИ будет принимать в эксплуатацию и эксплуатировать. Так же, как эксплуатируется сегодня космодром Байконур.

      Работы мы ведем совместно с ЦНИИМаш, "Энергией", "ЦСКБ-Прогресс".

      На Восточном будут возведены монтажно-испытательные комплексы, заправочные станции, городок, аэродром, дороги. Какие объекты будут переданы для эксплуатации нам, а какие, например, городской администрации, пока рано обсуждать.

      - Что сегодня в распоряжении ЦЭНКИ на Байконуре?


      - Легче перечислить объекты инфраструктуры, которые в ведении других организаций. Например, 112-я площадка в ведении самарского "ЦСКБ-Прогресс". 254-я - корпорации "Энергии". 50-я и 92-я площадки - космического центра имени Хруничева.

      Все остальное в распоряжении ЦЭНКИ. Например, 40-й монтажно-испытательный комплекс на 31-й площадке, стартовые площадки №1 и №2 с монтажно-испытательными комплексами. Плюс все остальное - энергетика, связь, аэродром.

      - Когда "гагаринский" старт на Байконуре модернизируют под ракету "Союз-2"?


      - Здесь можно говорить о 2014-2015 годах. Объем работ известен. Есть опыт такой модернизации на 31-й площадке. Первые пуски ракет "Союз-2" с 31-й площадки уже выполнены. Как и с нее, с "гагаринского" старта можно будет пускать по-прежнему "Союз-У" и "Союз-ФГ", а также модернизированные "Союз-2". Для этого будет установлено новое наземное оборудование.

      Работы по модернизации "гагаринского" старта запланированы. Финансирование выделено. Сомнений, что все будет выполнено, нет.

      - А что с российско-казахстанским проектом "Байтерек"?


      - Эскизный проект сделан. Технические предложения выданы. Сегодня они лежат в Казахстане на утверждении. То есть мы продолжаем дальше работать. Сегодня готов к подписанию договор и землеотвод под "Байтерек" на 250-й площадке.

      250-я площадка приспособлена, есть инфраструктурные элементы, которые можно использовать. Поэтому ее выбрали.

      Договор мы практически отработали. Вот-вот он должен быть подписан. Доля участия сторон обсуждается.

      - Когда могут состояться первые пуски?


      - Все будет зависеть от финансирования, от наполнения. Думаю, через 3-4 года после начала строительства можно будет пускать. Предположительный объем работ, этапы мы знаем. Есть свежий опыт строительства стартового комплекса для "Союзов" в Гвианском космическом центре.

      Естественно, хотелось бы сделать это не столь напряженно для казахстанского бюджета и не гнать это все искусственно высокими темпами.

      - Что с запусками по программе "Наземный старт"?


      - Там вопросов нет. Мы все сделали, мы готовы. Но ракета "Зенит" Южмашем не поставлена. Сейчас все-таки вопрос запуска "Интелсата" пытаются решить, объединившись с "Морским стартом".

      Если раньше в проблемах с "Зенитом" обвиняли российский "Энергомаш", где делаются двигатели для этих ракет, то, начиная с 2010 года подводит уже не "Энергомаш", а украинский "Южмаш".

      Сегодня в уставном капитале "Наземного старта" доля ЦЭНКИ составляет 20%.

      - На Байконуре в вашем ведении еще аэродром "Крайний". Его модернизация продолжится?


      - Да, аэродром у нас в эксплуатации. В год расходы на него составляют до 400 миллионов рублей. С этого аэродрома в год выполняется до 500 полетов. Сейчас мы его модернизируем. Мы сделаем здание аэропорта, модернизируем взлетно-посадочную полосу и сможем принимать тяжелые самолеты.

      - Вы уже сказали, что российские специалисты будут обслуживать пуски "Союзов" с Куру. Хорошие перспективы у этого старта?


      - Пускающая организация в Куру - это ЦЭНКИ. Это вполне логично, учитывая, что ракета "Союз" - наша, российская, разгонный блок "Фрегат" - тоже. Его производит НПО имени Лавочкина, как и обтекатель. Я уже говорил, что мы уже сформировали пусковой расчет. Не в ущерб Байконуру, конечно.

      Для Роскосмоса и производителя ракет появление нового старта, безусловно, выгодно. Поскольку увеличивается загрузка производства.

      Франции проект также выгоден. Комплекс на Куру мы им сделали хороший. Цена запуска с Куру теперь будет дешевле. Потому что сейчас содержание всей инфраструктуры космодрома Куру раскладывается на три пусковых установки - для пусков тяжелых ракет "Ариан", средних "Союзов" и легких "Вега". Когда там был только "Ариан", все издержки ложились только на этот старт, и пуски были дорогими.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.