Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Заместитель директора ФСВТС России Вячеслав Дзиркалн: "Диалог России с НАТО базируется на единых подходах к нейтрализации общих угроз"

      Отношения России с НАТО в последнее время в корне изменились. Из непримиримых противников мы стали партнерами. Сотрудничество развивается по самым разным направлениям, в том числе - в сфере ВТС. На каких принципах развивается военно-техническое сотрудничество России с Североатлантическим альянсом, каков его потенциал, рассказал "Интерфаксу-АВН" заместитель директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Вячеслав Дзиркалн.

      - Наше сотрудничество со странами НАТО осуществляется на двусторонней основе. С такими странами, как Италия, Франция, Германия, созданы межправительственные комиссии, и работа идет в рамках этих структур. С более "молодыми" участниками блока, нашими бывшими союзниками по Варшавскому Договору: Чехией, Словакией, Венгрией, Польшей, такое сотрудничество осуществляется в рамках рабочих групп при межправительственных торгово-экономических комиссиях.

      Так или иначе, но диалог по взаимодействию в сфере ВТС уже начат. Причем, этот диалог базируется на единых подходах к борьбе с международным терроризмом, наркотрафиком, другими угрозами и вызовами.

      Как известно, Россия не участвует в операциях коалиционных сил НАТО, в частности, в Афганистане, в Ираке. Натовцы обратились к нам в связи с тем, что в этих странах активно используется российское вооружение, и, в первую очередь, конечно, вертолеты. Кроме того, вооруженные силы Афганистана, Ирака в большей степени также сориентированы на российское (советское) вооружение, есть определенная школа эксплуатации этого вооружения и техники, обучения специалистов.

      Опыт боевых действий в Афганистане, которые проводятся силами коалиции, показал необходимость широкого использования вертолетов Ми-8 и Ми-17 российского производства. В НАТО к этому пониманию пришли. Тем более, что страны - участницы коалиции из числа бывших государств Варшавского Договора: Чехия, Польша, Венгрия, Болгария обеспечивают своих миротворцев, в том числе, используя вертолеты Ми-8 и Ми-17.

      - На какой стадии находятся сегодня переговоры по поставке в Афганистан вертолетов? Сообщалось, что речь идет о 21 машине, и что под этот проект будет создан специальный трастовый фонд, в который войдет, в том числе, и Россия.


      - Что касается создания трастового фонда, то эта инициатива исходит от натовских структур. Ими предложено создать некий трастовый фонд, в который каждая из потенциальных стран-участниц должна внести определенный вклад. Сейчас в Брюсселе идут консультации о формате данного фонда, о том, какой вклад каждая из сторон будет в него вносить. Россия планирует присоединиться к этому фонду. В каком формате, - пока еще не определено. Идет работа по определению взноса российской стороны в этот трастовый фонд.

      - Это будет денежный взнос или мы можем внести свой вклад в виде поставки вертолетов?


      - Тут возможны варианты. О новых поставках вертолетов пока речь не идет. Возможно, наш вклад будет в виде обеспечения запасными частями и агрегатами, оказания содействия в ремонте и модернизации тех вертолетов российского производства, которые уже имеются у стран-участниц коалиции, а также в обучении технического персонала. Скорее всего, будет авторское сопровождение вертолетной техники со стороны разработчика - конструкторского бюро Миля и завода-изготовителя.

      Сегодня в Афганистане эксплуатируется достаточно большое количество наших вертолетов. Чтобы навести порядок с их использованием, были налажены контакты с представителями НАМСА – натовской структурой, которая отвечает за состояние, в частности, вертолетной техники. Мы предупредили коллег, что Россия категорически возражает против того, чтобы бренд Миля использовался кем-либо бесконтрольно.

      Ведь в чем проблема? Помимо принадлежащих афганцам вертолетов, там собрано очень большое количество вертолетов, происхождение которых нам не известно. В какой-то период контроль за эксплуатацией, обслуживанием этих машин был потерян, и сегодня, если что-то случается с вертолетом, говорят, что это вертолет Миля. При этом никто никогда не делает ссылку на то, что вертолет уже давно не эксплуатировался в России, что он выработал свой ресурс, оснащен контрафактными агрегатами, деталями и так далее. Естественно, все это плюсов нашему имиджу не добавляет.

      Мы предупредили партнеров из НАТО, что готовы провести освидетельствование вертолетного парка, который будет предложен для эксплуатации, поскольку у нас имеется, скажем так, история произведенных вертолетов, которые кроме как в России и Советском Союзе больше нигде не выпускались. И если у нас не будет вопросов по их происхождению, по легитимности их использования, то, естественно, мы окажем содействие в их легализации.

      - Что уже предпринимается для наведения порядка в этом вопросе?


      - Мы обратили внимание коллег на то, что, несмотря на эксплуатацию в Европе значительного количества военно-транспортных и транспортных вертолетов российского производства, ни одно предприятие в странах - участницах блока НАТО не имеет лицензии разработчика на право производства работ по ремонту, модернизации этих машин.

      Это заявление было принято натовской стороной. Тема особенно актуальна в связи с тем, что грядет тендер на ремонт 36 вертолетов семейства "Ми", находящихся у стран – членов альянса. К нам прислушались, понимая важность решения такой задачи, поскольку, практически все эти вертолеты планируется использовать в интересах международных сил по стабилизации в Афганистане.

      В рамках проведения тендера с целым рядом стран, в частности, с Польшей, Болгарией, Чехией, Словакией, мы проводим работу по освидетельствованию имеющихся у них профильных предприятий. Работаем также с Венгрией, где подобный завод утрачен, но где желают возродить работы по ремонту и техобслуживанию имеющихся вертолетов советского производства. После проведения определенного комплекса работ и подписания договорных документов, которые бы регулировали порядок выполнения работ в интересах, в том числе и третьих стран, мы готовы такие лицензии выдать. Если, конечно, эти предприятия будут соответствовать всем требованиям, которые предъявляются заводом-изготовителем, а главное - разработчиком вертолетов.

      - Кто проводит тендер на ремонт 36 вертолетов?


      - Инициатором и непосредственным организатором этого тендера выступает НАМСА. Тендер вот-вот начнется. Соответствующие документы мы еще в декабре передали в НАМСА, проинформировав организацию, что все работы, которые выполняются по вертолетам "Ми" без согласования с Россией, нелегитимны.

      Хочу отметить позитивный настрой наших партнеров по НАТО. Они нацелены на то, чтобы все работы выполнялись законно.

      - Кто с российской стороны будет заниматься этой работой?


      - Это, прежде всего, ОПК ОБОРОНПРОМ, который уже проводит освидетельствование предприятий с тем, чтобы можно было подписать соответствующие международные договоры по порядку выполнения работ.

      В первую очередь нас беспокоят работы в интересах третьих стран, потому что, помимо тендера на 36 вертолетов, разговор может идти еще о целом ряде стран дальнего зарубежья, в том числе африканских, государствах Юго-Восточной Азии, которые обращаются за содействием в обслуживании техники.

      Речь идет о поставке документации, осуществлении авторского надзора, обеспечении этих предприятий запасными частями и агрегатами.

      - Еще одна важная тема сотрудничества с НАТО - использование российских самолетов Ан-124 "Руслан" для перевозок в интересах Североатлантического альянса в рамках программы SALIS. Пролонгировано ли соглашение по этой программе на 2011 год? Как Вы оцениваете перспективы дальнейшего развития этой программы?


      - Да, мы пролонгировали соглашение. Более того, полагаем, роль России, российских самолетов в этой программе будет расширяться, поскольку мы предлагаем экономически выгодные условия. Длительность использования российских самолетов на этих рынках позволяет нам говорить не только о высоком качестве и надежности в предоставлении услуг, но и о том, что Россия в рамках этой программы выполняет все свои обязательства без каких-либо задержек и ограничений. Все, что прописано в контрактных и договорных документах, выполняется точно и в срок.

      Мы также предлагаем расширить парк наших самолетов, использующихся в интересах НАТО за счет привлечения самолетов Ил-76. У НАТО есть самолеты подобного класса, но, тем не менее, не исключаем, что и такой вариант возможен.

      - Сейчас обсуждается вопрос возобновления серийного производства самолетов Ан-124 "Руслан" в Ульяновске. Возможно ли участие стран НАТО в этом проекте, с учетом того, что они в известном смысле являются заказчиками этих машин?


      - Нет, так вопрос вообще не стоит. Думаю, что для нас, для России, это мое личное мнение, восстановление производства большегрузных самолетов - вопрос престижа.

      Необходимость в таких самолетах как Ан-124 "Руслан" очевидна. Решение о возобновлении их производства принято. Причем, планируется возобновить выпуск не старых модификаций Ан-124, а модернизированных версий этой машины, на которых будет установлено новейшее навигационное и радиолокационное оборудование, более совершенные двигатели. Это будут уже самолеты более высокого уровня.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.