Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Генеральный директор ФГУП "Базальт" Александр Рыбас: "Наши новые гранатометы свели на нет последние мировые достижения в области защиты бронетехники"

      Выполнение Госпрограммы вооружений-2020 стоимостью в 20 трлн рублей потребует от российской "оборонки" чрезвычайных усилий. Для кардинального перевооружения армии нужна не менее радикальная модернизация ОПК. Наиболее сложные задачи при этом стоят перед промышленностью боеприпасов и спецхимии. Эта отрасль оказалась в самом бедственном положении. О том, как планируется решать эти задачи в крупнейшем в боеприпасной отрасли холдинге, "Интерфаксу-АВН" рассказал генеральный директор НПО " Базальт" Александр РЫБАС.

      - Александр Леонидович, вы не только возглавляете холдинг, но и с мая 2009 года руководите его головным предприятием. С какими результатами Государственное научно-производственное предприятие "Базальт" завершает 2010-й год?


      - Мы ожидаем прирост товарной продукции по сравнению с предыдущим годом примерно на 4 процента. Значительно выросла поставка продукции головной организации холдинга ГНПП "Базальт" по гособоронзаказу. Если брать в целом по серийным контрактам, научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам, то рост составит примерно 48 процентов. При этом по НИОКР рост - 242 процента, то есть их объем увеличился почти в 3,5 раза. К сожалению, этого нельзя сказать о серийных заводах холдинга, на которых объемы гособоронзаказа снизились (например, на нижнетагильской "Планте" почти в девять раз).

      Думаю, с учетом очень тяжелого финансового положения, в котором "Базальт" оказался в начале 2009 года, можно сказать, что предварительные результаты 2010-го года, в общем-то, неплохие. В отличие от предыдущего года, предприятие заканчивает год с прибылью.

      Объем экспортной продукции у нас остался примерно на том же уровне, что и в прошлом году и составляет примерно половину объема реализации товарной продукции. Мы имели не очень большой объем самостоятельных экспортных поставок, которые осуществляли как субъект военно-технического сотрудничества. Основной объем экспортной продукции у нас, конечно же, шел через государственного посредника - "Рособоронэкспорт".

      Кстати, хотел бы отметить, что я очень доволен тем взаимодействием, которое у нас сложилось с "Рособоронэкспортом". Госпосредник реально помогает предприятию, продвигая нашу продукцию на зарубежные рынки, подписывая выгодные для предприятия и Российской Федерации контракты. Та экономика, которая выстраивается с учетом внешнеторговых цен и цен промышленности, по которой мы отпускаем продукцию, позволяет предприятию работать с относительно хорошим уровнем рентабельности.

      Если говорить в целом о том, над чем мы работали в 2010 году, то это дальнейшее развитие серийного производства нашей основной продукции - средств ближнего боя, авиационных бомбовых средств поражения. Шло освоение новых изделий. Мы ставили себе целью сохранение, развитие научного и промышленного потенциалов для разработки и производства продукции военного и гражданского назначения. Работали над выполнением запланированных технико-экономических и финансовых показателей, старались обеспечить прибыльность производственно-хозяйственной деятельности.

      В принципе как директор считаю, что коллектив предприятия в сложившихся условиях успешно справился с теми задачами, которые были перед ним поставлены.

      - Итоги работы холдинга "Базальт" в этом году будут отличаться от показателей головной организации?


      - Пока есть только предварительные оценки. Окончательные результаты по холдингу будут известны в конце первого квартала, на основе документов отчетности. Предварительно можно сказать, что объем реализованной продукции холдинга в целом в 2010 году уменьшится по сравнению с 2009 годом на 9 процентов и составит примерно 5 млрд 740 млн рублей.

      Показатели головной организации и холдинга несколько отличаются, особенно в плане соотношения работ по гособоронзаказу и экспорту. Что касается серийных поставок по оборонному заказу, то они у нас выросли не так сильно, как хотелось бы. Частично это связано с тем, что у нас заметно уменьшилось количество контрактов, которые мы выполняем как соисполнители по заказу головных организаций, не входящих в холдинг "Базальт".

      Кстати, это является для меня, как руководителя, сигналом, индикатором того, что "Базальту" не стоит ожидать какого-то серьезного прироста заказов от планируемого объединения всех пяти боеприпасных холдингов в один. В рамках отрасли это объединение, при условии технологически-территориального подхода, должно дать эффект, прежде всего за счет освобождения от дублирующих, параллельных структур, создания так называемых территориальных центров компетенции. Но для "Базальта" этот подход никакого прироста не даст.

      Это вполне самодостаточный, замкнутый холдинг, в котором в полной мере реализуется номенклатурно-технологический подход к специализации и технологическому разделению, особенно в части авиационных бомбовых средств поражения. Важным фактором является и многопрофильность "Базальта": в общем объеме реализуемой продукции на средства ближнего боя приходится примерно 60 процентов, на авиационные бомбовые средства поражения - порядка 30 процентов. Остальное - минометно-артиллерийские выстрелы. Кроме того, мы занимаемся взрывателями и взрывательными устройствами.

      - Вы затронули тему реструктуризации отрасли. Каковы здесь перспективы? Что ждет в этом плане "Базальт"?


      - НПО "Базальт" станет субхолдингом в формируемой единой интегрированной структуре отрасли боеприпасов и спецхимии. Ожидается, что госкорпорация "Ростехнологии" в первом квартале следующего года создаст компанию, которая станет управляющей для двух субхолдингов - это "Пиротехника" и "Сплав". Для трех остальных субхолдингов отрасли боеприпасов и спецхимии - "Базальта", "Прибора" и НИМИ - управляющая компания будет выполнять функции единоличного исполнительного органа, то есть фактически заместит генеральных директоров.

      Что касается нашего холдинга, то сегодня в "Базальт" входит 14 предприятий, в том числе 7 акционерных обществ и 7 федеральных государственных унитарных предприятий, которые находятся в стадии подготовки их к акционированию.

      Не во всех акционерных обществах корпорация имеет контрольный пакет акций. К примеру, у нас есть Орский машиностроительный завод, где у корпорации 25 процентов привилегированных акций. В случае выплаты дивидендов мы вообще в принципе не можем участвовать в управлении этим предприятием.

      Есть еще Балакиревский механический завод, где корпорация тоже имеет 25 процентов. Но с этим серийным заводом мы работаем достаточно плотно, по продукции, которую разрабатывал или разрабатывает одна научно-конструкторская организация холдинга.

      В принципе мы уже определились с дальнейшим развитием нашего холдинга. Когда я говорю "мы", я имею в виду корпорацию, потому что в ней уже рассмотрены концепция плана финансового оздоровления и программа дальнейшей реструктуризации холдинга, а также программа деятельности на среднесрочный период, то есть на три года. Последний документ вынесен на рассмотрение наблюдательного совета, и надеюсь, он будет одобрен в ближайшее время.

      Мы предполагаем, что после акционирования и реорганизации в составе холдинга "НПО "Базальт" из 14 предприятий останется 9. Дело в том, что практически половина активов интегрированной структуры "Базальт" являются проблемными. Поэтому, в частности, будет реализована конкретная программа действий, связанная с отчуждением непрофильных активов, финансовым оздоровлением и повышением эффективности производственно-хозяйственной деятельности профильных проблемных предприятий.

      Предполагается также, что ряд наших предприятий просто перепрофилируют, а их оборонзаказ, мобилизационные задания и мощности будут переданы на другие предприятия холдинга. Сегодня выжить "оборонка" сможет, только наращивая продуктовый ряд за счет высокотехнологичной и востребованной рынком продукции гражданского назначения. Задачу освоения такой продукции со всей серьезностью поставило руководство госкорпорации "Ростехнологии".

      - Предполагается ли господдержка предприятий на этапе реструктуризации?


      - Конечно, такая поддержка со стороны государства не помешала бы. Но если взять, допустим, тот же "Базальт", который оказался в тяжелом финансовом положении в 2009 году, то, несмотря даже на наличие поручения председателя правительства, предприятие до сих пор государственную поддержку в виде дополнительного взноса в уставный капитал не получило.

      Конечно, если бы "Базальт" эту поддержку год назад имел, то мы многие вопросы сейчас бы решали по-другому. Потому что та кредиторская задолженность, которая уже давно просрочена и не имеет источников покрытия, тяжелой гирей висит на предприятии. Мы не можем нормально развиваться, не можем обеспечить нормальный рост заработной платы для своего персонала, соответственно, нам трудно привлечь молодые перспективные инженерные кадры, в которых мы очень нуждаемся.

      Честно говоря, сегодня мы больше рассчитываем не на господдержку, а на собственные силы и на поиск источников финансирования своего развития внутри госкорпорации "Ростехнологии". По крайней мере, я в своих планах не делаю ставку исключительно на государственную поддержку. Мы ищем другие пути. Хотя издержек для предприятия и для государства, имеющего еще и социальную функцию, было бы меньше, если бы к "Базальту" была применена такая же мера поддержки в виде государственной помощи, которую многие структуры получили в кризисный 2009 год.

      Хотел отметить еще один важный аспект: холдинг "Базальт" вполне самодостаточен, он может выживать сам, но развиваться самостоятельно он не может. Некоторые эксперты в области развития боеприпасов и спецхимии говорят, что источником реструктуризации предприятий боеприпасной отрасли может стать сама программа реструктуризации. Это методологическая ошибка.

      Начать с того, что мы не можем получить средства от реализации ненужных нам, непрофильных активов, а потом строить малотоннажные предприятия спецхимии, компактные сборочно-снаряжательные, механические производства, основанные на современных технологиях. Здесь необходимо делать все наоборот: сначала нужно построить новый завод, а потом думать, что нам делать с высвобождающимися мощностями. Иначе на какой-то период времени страна окажется без жизненно важной для ее обороноспособности продукции.

      Да, у нас очевидный переизбыток мощностей. Где-то мы будем освобождаться, в том числе от персонала. Но такие задачи должны решаться комплексно, в увязке с социальными программами и планами социально-экономического развития регионов, где эти предприятия находятся. Все эти меры также должны быть отражены в Федеральной целевой программе развития оборонно-промышленного комплекса, с выделением соответствующих средств.

      В каких-то структурах, особенно в тех, что расположены в столичном регионе или крупных городах, непрофильные активы могут стать дополнительным источником финансирования. Но ведь есть масса других предприятий, расположенных в разных "медвежьих углах". Например, одно из наших предприятий в Поволжье имеет 480 гектаров земли. Но там никто ничего не купит, потому что оно находится очень далеко от центров цивилизации, а имеющееся там оборудование можно использовать лишь как металлолом, не более того. Ясно, что подобные активы нельзя продать по такой цене, которая обеспечит рефинансирование этих средств в создание нового производства, техническое перевооружение.

      - Сейчас озвучивается много предложений, как спасать отрасль боеприпасов и спецхимии. Как вы оцениваете ее состояние?


      - В своем развитии отрасль дошла уже до края, когда мы просто обязаны серьезно и радикально проводить реформы, осуществлять реорганизацию, реструктуризацию промышленности, потому что иначе она просто пойдет сама, хаотичным путем. Очень хорошо то, что сегодня планирование данной работы осуществляется в тесном и конструктивном взаимодействии госкорпорации "Ростехнологии" и федеральных органов исполнительной власти, прежде всего министерства промышленности и торговли, министерства экономического развития Российской Федерации.

      Здесь очень важно не допустить на начальном этапе проектирования будущего нашей промышленности, ее облика, существенной ошибки, потому что на выходе ее цена будет огромной. На этапе разработки реформ ошибка практически ничего не стоит. Ее цена - это стоимость работы определенного творческого коллектива, группы экспертов за 2-3 месяца, а также стоимости бумаги, на которой их мысли изложены. Но потом цена ошибки будет очень большой.

      Но и оттягивать начало конкретно-материальных мероприятий реформирования, прикрываясь лозунгом "Лучшее - враг хорошего", каждые два года придумывая новую архитектуру реформ, не допустимо.

      По-моему, в некоторых секторах нам не следует очень сильно увлекаться международной кооперацией. Все же Россия такая страна, которая должна иметь свою собственную оборонную промышленность, независимую, иметь собственные систему разработки и постановки на производство вооружения и военной техники. И не надеяться на то, что мы просто объявим тендер и самое лучшее закупим. Надо ясно понимать, что в случае какого-то обострения обстановки нам этот вентиль перекроют очень быстро, в пять минут. Потому что любая страна, которая претендует на статус даже региональной державы, должна об этом думать. А я думаю, исторически и геополитически мы обречены претендовать на чуть большее.

      - Александр Леонидович, какие задачи ставит перед "Базальтом" Минобороны в ГПВ-2020?


      - Прежде всего, это задачи, связанные с существенным увеличением эффективности действия обычных боеприпасов для средств ближнего боя и минометно-артиллерийских выстрелов. В частности, речь идет об обеспечении более высокой бронепробиваемости кумулятивных боевых частей.

      Еще одно важное направление работ - внедрение достижений современных компьютерных и лазерных технологий в интересах создания современного прицельного оснащения.

      Нам предстоит также всесторонне исследовать вопрос использования перспективных композиционных материалов в конструкции корпусных деталей и узлов боеприпасов. Здесь пока однозначного понимания нет. Вопрос требует обсуждения и тщательного анализа, потому что не всегда, как выяснилось, подобные решения дают нужный эффект. Мы знаем случаи, когда, например, в реактивных системах залпового огня попытка использования композитов и полимеров для обеспечения необходимых прочностных характеристик приводила к уменьшению в зарядах количества взрывчатых веществ, ракетного топлива. Пришлось отказаться.

      Что касается минометно-артиллерийского вооружения, перед нами стоит задача обеспечить повышение эффективности действия и дальности стрельбы за счет внедрения научных достижений в области физики взрыва и химии высокоэнергетических составов.

      Сами понимаете, что много о новых разработках не скажешь в силу понятных причин. Но могу сообщить такой факт: в 2011-м году мы по заданию министерства обороны России приступим к созданию нового гранатометно-огнеметного комплекса с характеристиками, которые отвечают всем современным и взыскательным требованиям нашего заказчика.

      - Запланированы ли работы по модернизации ранее выпущенного вооружения?


      - Да, мы такие работы продолжим. Ведь, специалистами "Базальта" в разное время созданы поистине уникальные образцы вооружения, которые нередко остаются непревзойденными. Взять, например, гранатометы РПГ-7В или РПГ-29 с семейством боеприпасов. Гранатомету РПГ-7 в следующем году исполняется 50 лет. С момента принятия на вооружение РПГ-29 прошло 20 лет. Но они до сих пор востребованы на мировом рынке вооружений, и мы до сих пор работаем над тем, чтобы сделать для них новые виды гранат.

      Еще одно уникальное наше изделие - РПГ-30. Вы слышали, наверное, что на вооружение передовых армий поступают танки, оснащенные системами активной защиты. Так вот, могу сказать, что "Базальт" созданием РПГ-30 свел на нет это достижение в области защиты бронетехники. Сегодня нет такого танка в мире, который не может "взять" изделие "Базальта".

      Продолжатся и работы по развитию линейки боеприпасов в термобарическом наполнении. Специалисты "Базальта" этим занимаются плотно еще с 80-х годов прошлого века. Собственно сам термин термобара с легкой руки российских специалистов стал международным. Ему теперь отводится самостоятельный раздел на международных симпозиумах по баллистике.

      В США для ликвидации отставания в этой области в свое время была принята и осуществлена даже специальная программа с участием ведущих научных коллективов Пентагона и промышленности. Тем не менее, мы можем квалифицированно заявить, что и сегодня отечественные термобарические боеприпасы остаются лучшими в мире.

      - Что будет сделано "Базальтом" в сегменте авиационных боеприпасов?


      - Работы по авиационным бомбовым средствам поражения будут связаны, в частности, с использованием новых композиционных материалов при изготовлении корпусов и элементов планера изделий. Это призвано обеспечить могущество действия авиационных бомб и кассет, точность их применения, снизить эффективную площадь рассеивания. Для повышения могущества действия боеприпасов у цели будут использоваться новые высокоэффективные взрывчатые составы, готовые поражающие элементы оптимальной массы.

      Намечены работы по созданию кассетных элементов и боевых частей нового поколения, в том числе нелетального воздействия. Другое перспективное направление - использование кумулятивного эффекта при управляемом групповом применении изделий.

      Стоит задача придать авиационным бомбовым средства поражения такие свойства, которые при применении с борта носителя обеспечат значительное расширение его тактических возможностей, в том числе по перенацеливанию в полете. Один из путей - оснащение высокоэффективных штатных и перспективных образцов неуправляемых авиационных бомб модулем планирования и коррекции для придания им качеств высокоточного оружия, а также обеспечения возможности применения их без захода носителя в зону ПВО противника.

      Продолжатся работы по созданию планирующих бомбовых кассет нового поколения с увеличенной дальностью и точностью поражения. Решается задача по обеспечению возможности их применения с вертолетов за счет оптимизации аэродинамической схемы, использования разгонных двигателей и доводочного канала на конечном участке траектории.

      Чтобы все это реализовывать, на предприятии разработана комплексная целевая программа развития авиационных бомбовых средств поражения на период до 2020 года, основные положения которой заложены в проект ГПВ 2020.

      - Какие элементы, по вашим оценкам, будет содержать перспективная система авиационных бомбовых средств поражения?


      - Это семейство планирующих бомбовых кассет в различном снаряжении, позволяющих проводить атаку без захода носителя в зону ПВО противника. Это рациональная система неуправляемых авиационных бомбовых средств поражения, включающая разовые боевые кассеты и авиабомбы калибра 250-500 килограммов, позволяющие при ослабленной или подавленной противовоздушной обороне противника с высокой эффективностью решать широкий комплекс боевых задач, с гораздо меньшими материальными затратами. Кроме того, это разовые боевые кассеты и авиационные бомбы калибра 100 килограммов для использования в локальных конфликтах вблизи собственных войск и гражданских объектов.

      В перспективную систему войдет также семейство образцов дистанционного авиационного минирования, позволяющих проводить блокирование противника на заданное время. Кроме того, предусмотрены авиационные бомбовые средства нелетального воздействия для вывода из строя энергетических, информационных систем, а также живой силы и техники противника.

      Все эти работы у нас сегодня уже ведутся, в том числе на этапе опытно-конструкторских работ.

      - Как вы относитесь к позиции министерства обороны не закупать до 2016 года авиационные бомбы, поскольку их много на складах? Не приведет ли такой подход к потере научных школ и технологий в этом секторе авиационных боеприпасов?


      - Вы задали вопрос, на который не требуется ответа. Не закупать авиабомбы и кассеты до 2016 года - это равноценно тому, что у нас очень скоро не будет промышленности, производящей авиационные бомбы. Я не верю, что такой подход к планированию закупок будет реализован.

      Когда говорят, что у нас очень много авиационных боеприпасов, надо понимать одну вещь: да, много, но каких? Сегодня на складах есть, в том числе большое количество изделий, которым неоднократно продлевались сроки хранения. Но бесконечно продлевать эти сроки нельзя. Это просто опасно. Причем в последние годы в основном эта работа сводилась к тому, что промышленность давала заключение о том, что боеприпасы безопасны в хранении. Но вот будут ли они работать у цели - это вопрос.

      И еще один аспект: ведь мы предлагаем закупать не старые разработки, а совершенно новые, современные изделия. Многие боеприпасы нового поколения у нас на выходе. Есть уже разработанные, прошедшие государственные испытания новые кассетные изделия, которые являются качественно иными. Разработки находятся на уровне лучших зарубежных аналогов.

      Повторюсь, мы предлагаем рациональный номенклатурный состав боеприпасов, который позволит в разы повысить эффективность решения боевых задач авиационными комплексами. А при этом мы более чем в три раза сокращаем саму номенклатуру бомбовых средств. Напомню, в 80-е годы в советских ВВС был 61 вид авиабомб. Сами понимаете, что в настоящее время такая номенклатурная пестрота, разунификация никому не нужны.

      - Вы упомянули разработку нелетального оружия. Оно тоже востребовано?


      - Мы работаем в интересах различных силовых ведомств. Есть нелетальное оружие, которое используется для решения специальных задач, используется подразделениями специального назначения, когда нужно, например, на время вывести людей из строя, не подвергая их жизнь смертельной опасности. Это и шумовые, световые гранаты и другие изделия.

      Думаю, вы слышали и о средствах, которые позволяют выводить из строя энергетические системы, являются средством радиоэлектронного подавления, радиоэлектронной борьбы.

      - На каком этапе находится российско-иорданский проект "Хашим"? Нет ли проблем в его реализации?


      - Работы ведутся в плановом порядке. Сегодня проблем нет. На начальной стадии проекта были допущены определенные ошибки. В основном они были связаны с отсутствием системного подхода и тем, что люди не могли посмотреть на 2-3 шага вперед. Очень хотелось быстро заключить контракт, заработать деньги. А потом вдруг выяснилось, что и в конструкторской документации нужно многое менять, и вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью, не решены.

      Если помните, гранатомет "Хашим" был все-таки сделан по заказу Иордании, которая заплатила за него деньги и, вроде бы, стала собственником этого изделия. В то же время, в гранатомете используются конструкторские решения, которые были созданы за счет средств бюджета России. Вот эти юридические противоречия и следовало урегулировать. Сейчас все вопросы сняты. Они отрегулированы и внутри Российской Федерации, и с нашим заказчиком.

      В апреле 2010 года "Рособоронэкспорт" подписал с иорданской стороной контракт на оказание технического содействия в организации на территории Иордании сборочного производства гранатометного комплекса "Хашим" из российских комплектующих. Были подписаны еще два дополнительных документа, а также межправительственное соглашение.

      Все работы российская сторона по данному контракту должна выполнить в течение 13 месяцев с момента его вступления в силу. По информации от "Рособоронэкспорта", вступление контракта в силу ожидается в декабре 2010 года. Соответственно, в отведенное контрактом время - прибавляйте 13 месяцев - мы свои обязательства выполним. И я не сомневаюсь, что через 13 месяцев комплекс " Хашим" будет собираться в Иордании.

      - Российской армии "Хашим" будет предлагаться?


      - Комплекс получился, безусловно, хороший. Но мы сейчас для российской армии, о чем я уже сказал, будем делать следующую итерацию в этом сегменте вооружения, на основе последних достижений в области науки и техники.

      - Этим летом, когда по стране бушевали лесные пожары, многие вспомнили о такой разработке "Базальта", как бомбовые средства пожаротушения. Почему они до сих пор не пошли в ход?


      - Да изделие такое есть - АСП-500. Лучше его называть не бомбой, а авиационным средством пожаротушения. Но оно не сертифицировано. Раз оно не сертифицировано, его нельзя применять с самолетов и вертолетов. Чтобы противопожарный боеприпас сертифицировать, должна быть создана государственная комиссия. Но кто этим должен заниматься - непонятно. Мы обращались в МЧС России. Там готовы взяться за этот проект и даже пообещали небольшие средства, которые нужны для завершения работ - сертификационных и государственных испытаний. Однако, как оказалось, вопрос нельзя решить еще без одного ведомства - Лесоохраны, поскольку АСП-500 в основном предназначения для тушения лесных пожаров.

      Применение нашего средства пожаротушения совместно с традиционными сливными технологиями позволяет в 15-20 раз повысить эффективность тушения лесных пожаров, особенно тех, где возникают огневые штормы. При таких пожарах сброшенная с самолетов и вертолетов вода практически вся испаряется, не долетев до земли. В очаг пожара при огневом шторме попадает, по оценке экспертов, только 3-5 процентов воды. Наше изделие позволяет сбить пламя и частично его погасить. Думаю, вы понимаете, насколько это важно. Надеемся довести эту работу до конца.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.