Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Глава ЦЭНКИ: "Дайте нам больше ракет, тогда у нас будет больше запусков, и мы будем жить лучше"

В Международном авиакосмическом салоне МАКС-2009 впервые в новом качестве принимает участие Центр эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры (ЦЭНКИ). Сегодня это крупнейший холдинг, объединивший несколько всемирно известных предприятий, таких как КБТМ или КБОМ. О задачах новой структуры "Интерфаксу-АВН" рассказывает генеральный директор ЦЭНКИ, действительный член Российской академии космонавтики имени К.Э.Циолковского Александр ФАДЕЕВ.

      - Александр Сергеевич, наверное, ни один космический холдинг не охватывает своими филиалами столько регионов России, как ЦЭНКИ? А ведь ваши подразделения есть и за пределами России. Уровень решаемых задач соответствует таким масштабам?


      - ЦЭНКИ был создан в 1994 году для обеспечения выполнения соглашения между Россией и Казахстаном об основных принципах и условиях использования космодрома Байконур. Задачей нового подразделения Роскосмоса стало совершенствование и развитие наземной космической инфраструктуры. С тех пор количество задач ЦЭНКИ только увеличивалось.

      В 2000 году распоряжением правительства России ЦЭНКИ был преобразован в федеральное государственное унитарное предприятие. Филиалами Центра стали известные в нашей стране и за рубежом предприятия, имеющие почти полувековую историю. Такие, как Научно-исследовательский институт прикладной механики имени академика В.И.Кузнецова. И менее известные, как ЦЭНКИКОМ на космодроме Байконур.

      Всего у нас было семь филиалов, в том числе в Санкт-Петербурге, на космодроме Плесецк и в Тамбовской области. Сейчас их гораздо больше. К ЦЭНКИ на правах филиалов присоединены федеральные государственные унитарные предприятия, входившие ранее в производственную кооперацию. В их числе КБ "Мотор", КБ общего машиностроения имени В.П.Бармина (КБОМ), КБ транспортного машиностроения (КБТМ), КБ транспортно-химического машиностроения, ОКБ "Вымпел", научно-производственная фирма "Космотранс", Федеральный космический центр "Байконур". Изменено наименование филиала "ЦЭНКИКОМ" на космодроме "Байконур". Теперь он называется Космический центр "Южный".

      Во Французской Гвиане мы также создаем филиал. Но его задача будет довольно узкой - прием изделий, запасных частей, инструментов и приспособлений - так называемые ЗИПы - и отправка в Россию свободного имущества.

      - Иными словами, можно сказать, что ЦЭНКИ - это зеркальное отражение космоса на Земле?


      - Если говорить образно, да. В новом составе и с новыми силами мы продолжает выполнять государственные задачи. К ним относится организация пусковых услуг по федеральной пилотируемой программе и в интересах министерства обороны с космодрома Байконур, а также частично - с космодрома Плесецк. Реализован коммерческий проект, связанный с запусками с космодрома Капустин Яр ракетами-носителями "Космос-3М" низкоорбитальных спутников связи международной глобальной системы подвижной спутниковой связи Orbcomm.

      Успешно развивается наше сотрудничество с Государственным космическим научно-производственным центром имени М.В.Хруничева в выполнении коммерческих запусков. ГКНПЦ заключает большой контракт, изготавливает ракету, разгонный блок, головной обтекатель и адаптирует космический аппарат к космической ракете-носителю. ЦЭНКИ в данном случае оказывает только пусковые услуги. А вот в рамках проекта "Наземный старт" мы сами заказываем ракету, разгонный блок, обтекатель, систему управления к разгонному блоку и все остальное. Также ведущую роль ЦЭНКИ играет и в модернизации стартового комплекса "Зенит".

      Кроме пусковых услуг мы осуществляем построение кооперации на космодроме Байконур - обеспечиваем участников космической деятельности всеми видами связи, метеоинформацией, проверяем электромагнитную совместимость аппаратуры и приборов. Осуществляем закупку, доставку и проверку всех видов топлива для ракет-носителей и космических аппаратов и сами организуем производство некоторых компонентов топлива.

      Одно из приоритетных направлений нашей деятельности - страхование космических рисков. Все запуски, начиная с 1999 года, застрахованы. Все возмещения своевременно выплачены. Это трудоемкий процесс, непростые отношения с иностранными заказчиками. На международном рынке ЦЭНКИ хорошо знают и доверяют нам. Чтобы защитить государственные интересы, мы страхуем не только стартовый комплекс, но и все операции с ракетно-космической техникой, вводим новые виды страхования, например, страхование экологической ответственности.

      Вот вкратце, чем мы занимаемся. На самом деле задач гораздо больше. В их число входят научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, проведение единой технической политики, совершенствование и поддержание российских ракет-носителей, разгонных блоков, систем управления, выбор трасс запуска космических аппаратов, районов падения отделяющихся частей ракет-носителей, планирование и обеспечение запусков и поставок космических средств, осуществление внешнеэкономической деятельности и многое другое.

      - Какой станет численность вашего предприятия после реорганизации?


      - Общая численность ЦЭНКИ составит около 9,5 тыс. человек, из них более 5 тыс. человек будут работать на космодроме Байконур.

      - Реорганизация ЦЭНКИ сегодня, можно сказать, практически завершена?


      - Мы завершаем юридический этап интеграции предприятий в ЦЭНКИ. Это первый этап реорганизации. А будет и второй, более глубокий - экономический и технический. Будем выравнивать зарплату, сейчас на разных предприятиях она разная. Нужно не уменьшать, не усреднять, а поднимать планку до уровня, который уже достигнут некоторыми предприятиями. Зарплату будем повышать на первом этапе за счет оптимизации управленческого персонала, а в дальнейшем - за счет оптимизации штатов. Предстоит сократить бюрократический аппарат управления, сделать его более гибким и оперативным применительно к решению оперативных задач.

      - Александр Сергеевич, положа руку на сердце, скажите, кто оказывается в большей выгоде от реорганизации - ЦЭНКИ или конструкторские бюро, получившие статус филиалов?


      - Если взять каждое предприятие в отдельности, оно имеет свои стратегические недостатки. Цель объединения - оптимизировать структуру, сократить дублирующие звенья управленческого аппарата и сконцентрироваться на интеграции, в том числе научно-технической мысли. Эти предприятия были самостоятельными, но работали в кооперации и составляли основу космодрома Байконур, поэтому легко стали филиалами ЦЭНКИ.

      А вообще, от присоединения к ЦЭНКИ ни раньше, ни теперь еще не пострадало ни одно предприятие. Наоборот, НИИ прикладной механики имени академика В.И.Кузнецова, например, в момент присоединения находился на грани банкротства. У него было долгов на 300 млн рублей. После присоединения институт рассчитался с долгами. Началась модернизация испытательной базы и производства. Сегодня НИИ - это хорошо отлаженный "организм". Он обеспечивает приборами космические аппараты "Ресурс-ДК", "Экспресс", "Ямал", "Глонасс-К", "Космос", а также Международную космическую станцию. Институт ежегодно производит более двух десятков наименований гироскопических приборов и бесплатформных систем для ракетно-космической промышленности.

      КБОМ уже не надо бороться с КБТМ за заказы. Мы усиливаем оба конструкторских бюро. Они будут выполнять заказы более квалифицированно и технически обоснованно. С точки зрения разработки стартовых и технических комплексов мы проводим усиление.

      Если же говорить обобщенно, от реорганизации предприятия выигрывает в первую очередь государство, потому что все КБ остались в его руках, так как в ЦЭНКИ 100-процентное влияние государства. Это позволяет получать субсидии на содержание инфраструктуры, модернизировать ее с учетом государственных задач, а не только коммерческих.

      Наконец, два КБ, занимающихся только созданием стартовых комплексов, я считаю, большая роскошь. В Советском Союзе на эти цели тратилось больше денег, поэтому содержалось больше институтов и КБ. Сегодня такой задачи не стоит.

      - А как же развитие здоровой конкуренции?


      - Конкуренции в чем? Новый стартовый комплекс мы строим не чаще одного в 10 - 15 лет. Тут и одному КБ, если оно будет заниматься только стартовыми комплексами, как бы не остаться без работы.

      Потом, дело же не в одном предприятии. Государственная цель реорганизации - обеспечить выполнение космической программы Российской Федерации, гособоронзаказа и международных обязательств, в конечном счете, выйти на качественно новый уровень оказания пусковых услуг.

      - Что для этого надо?


      - Во-первых, у нас заканчивается ресурс эксплуатации ряда стартовых комплексов. Некоторые агрегаты требуют восстановления, а некоторые - замены. Надо совершенствовать и модернизировать наземную космическую инфраструктуру. Это процесс не одного дня. Во-вторых, нам предстоит участвовать в подготовке и в самом строительстве космодрома Восточный. В-третьих, на нас лежит ответственность за обеспечение запусков с космодрома Куру во Французской Гвиане.

      - На ваш взгляд, что сегодня важнее - ремонтировать старые стартовые комплексы на Байконуре или строить новые на Восточном?


      - Ни к одной из этих задач мы не можем относиться спустя рукава. Никто не собирается отказываться от Байконура. Мы будем поддерживать технический уровень, совершенствовать космодром и создавать на нем перспективный российско-казахстанский космический ракетный комплекс "Байтерек". В соответствии с заключенным контрактом предстоит построить стартовый и технический комплексы ракеты-носителя "Ангара".

      В июле в подмосковном Сергиевом Посаде прошли огневые испытания первой ступени ракеты-носителя. Первые летные испытания планируется проводить на космодроме Плесецк. На Байконуре первый запуск предполагается осуществить в 2012 году. Для его обеспечения на базе технического комплекса ракеты-носителя "Протон" в монтажно-испытательном комплексе №92А-50 нам предстоит оборудовать технический комплекс для подготовки ракеты-носителя "Ангара" в соответствии с требованиями международных стандартов. Стартовый комплекс предложено создать на базе пусковой установки №40, которая использовалась для пусков ракет-носителей "Протон".

      Инфраструктура комплекса по подготовке и запуску космических аппаратов будет включать в себя систему телекоммуникационного обеспечения, автономную энергоустановку, станцию очистки воды, культурно-просветительный комплекс, спортивный комплекс, гаражную зону, а также гостиничный комплекс.

      Как видите, работы на Байконуре нам предстоит много. В то же время мы должны заложить современный уровень технических средств для космодрома Восточный. Обе задачи взаимосвязаны.

      - Что вы подразумеваете под современным уровнем технических средств?


      - Это хорошо видно при сравнении стартового комплекса, построенного нами в Гвиане, и стартового комплекса для "Союзов" на Байконуре, которому уже 40 лет. В Гвиане - качественно новый комплекс, в нем использованы современные материалы, технологии и оборудование на новой элементной базе, в результате чего оборудование получилось более компактным. Что раньше размещалось в двух - трех комнатах, теперь умещается на обычном столе.

      В качестве еще одного примера современного уровня технических средств для космодрома приведу стартовый комплекс ракеты-носителя "Зенит" на 45-й площадке Байконура. В рамках Федеральной космической программы мы провели его модернизацию. Причем, не вложив ни одного бюджетного рубля - финансирование осуществлялось на внебюджетной основе. Теперь стартовый комплекс совершенно не похож на тот, который был построен 20 лет назад.

      Новое оборудование по физическому объему почти в два раза меньше прежнего, а выполняет работ в несколько раз больше. Всего за две с половиной минуты производится стыковка в автоматическом режиме 3,5 тыс. электрических цепей и 25 топливных и газовых магистралей стартовых систем с ракетой-носителем. Менее часа идет заправка 400 с лишним тонн компонентов топлива. И все это делается с помощью автоматизированной системы управления предстартовой подготовкой и пуском ракеты-носителя, без присутствия людей непосредственно около ракеты. АСУ проводит глубокую диагностику состояния узлов и систем и обеспечивает своевременное прекращение пусковых операций в случае выхода контролируемых параметров за допустимые пределы.

      Обратите внимание, оборудование комплекса изменилось буквально на наших глазах. Это еще раз показывает, что техника и технологии у нас развиваются очень быстро. Например, раньше контрольно-испытательная аппаратура для проверки гироскопических приборов занимала комнату со стендами и большой крытый кузов "Урала". Сегодня - достаточно одного компьютера. Дальнейшее развитие контрольно-испытательной аппаратуры будет определяться степенью развития мировой электронной промышленности.

      - Темпы научно-технического развития учитываются в планах поддержания технической готовности Байконура и строительства космодрома Восточный?


      - Известно, что Восточный будет гораздо компактнее Байконура. Для сравнения: площадь космодрома Плесецк (без учета полей падения) чуть больше 1,7 тыс. кв. км. Площадь космодрома Куру во Французской Гвиане - около 1,2 тыс. кв. км, а площадь Байконура - более 6,7 тыс. кв. км, то есть в пять с лишним раз больше космодрома Куру.

      Однако, пока не появилась новая ракета, можно говорить только о базовых определениях, об общих вопросах развития инфраструктуры будущего космодрома. Например, о необходимости иметь кислородный завод, аэродром, железнодорожную ветку, систему связи и так далее. Окончательный облик инфраструктуры полностью зависит от технических параметров будущих ракет.

      - Александр Сергеевич, мы все время говорим о планах, о стоящих перед многотысячным коллективом вашего предприятия задачах, ну, а какие проблемы вас волнуют? Например, рост цен на топливо влияет на стоимость пусковых услуг?


      - У нас очень дорогое топливо. Стоимость заправки перекисью водорода одной ракеты-носителя "Союз ТМА" составляет 6 млн рублей. А цена заправки "Протона" - в 10 раз больше - 60 млн рублей. Рост цен на топливо заставил нас развивать параллельное производство. Раньше весь керосин мы получали из Краснодара. После того, как цена перестала нас устраивать, мы заключили договор с заводом в Ярославле, провели его сертификацию и стали получать топливо по приемлемой для нас цене.

      Поднялась цена на концентрированную перекись водорода. Мы приняли меры к стабилизации цен на исходное сырье, создали параллельное производство и, в конечном итоге, убедили поставщика в необходимости снизить цену, потому что в противном случае нам выгоднее закупать перекись водорода в Германии. Еще один дорогостоящий продукт - несимметричный диметилгидразин, или гептил, компонент высококипящего (имеющего температуру кипения выше 0 °C) ракетного топлива. Раньше мы покупали его у посредников. Для того, чтобы избавиться от них, мы приобрели свой парк спецтранспорта для перевозки гептила, заключили базовое соглашение с производственным объединением "Салаватнефтеоргсинтез" и отсекли все посреднические структуры, которые тоже влияли на цену.

      Раньше цена на компоненты ракетного топлива росла ежегодно на 15 - 20 процентов. В 2008 году рост цен составил всего 5- 6 процентов.

      - Элементная база, наверное, самая больная тема. Например, наши гироскопы по массо-габаритам уступают импортным. Почему это происходит?


      - Тут все зависит от заказчика, который хочет взять, что подешевле, и покупает разработку 20-летней давности. У нас проблема в заказчике, а не в технологиях.

      - Разве заказчик не заинтересован в создании новой техники?


      - Нет, поэтому заказывает нам старье. А мы могли бы делать новое, современное. И делаем. За свои деньги сделали бесплатформенный инерциальный блок, работающий на совершенно новом принципе. Наш головной заказчик уже взял его для проведения натурных испытаний на своей технике. Это говорит о том, что наша новинка перспективна, она будет востребована.

      - Новый блок дороже предыдущего аналога?


      - Он в два раза меньше по габаритам и в два раза легче, а функционально заменяет два прибора старого образца и в полтора раза дешевле их.

      - В чем же состоит ваша выгода?


      - Мы будем иметь заказ на десяток лет вперед и получать стабильную прибыль.

      - На совещании по вопросам модернизации и технологического развития экономики в мае этого года президент России критиковал неудовлетворительное качество научных исследований и неоправданно малые доли затрат на них. У российских предприятий они составляют 6% от общих затрат, в то время как в Японии - 75%, в США - около 70%, в странах Евросоюза - от 25 до 60-65%. Какой выход вы видите из этой ситуации?


      - Стимулировать производителя модернизировать производство и развивать технологии можно проведением тендеров на поставки готовой продукции. Но есть и обратная сторона конкурсного отбора. Заказчик выбирает проект подешевле, значит исполнитель, победивший в конкурсе за счет снижения стоимости работ, должен экономить на комплектующих, заказывать не новые и дорогие, а старые, но дешевые. Поверьте, это временное явление. Настанет период, когда такой исполнитель уже не сможет победить в конкурсе, потому что предложенный им технический уровень перестанет соответствовать техническому заданию.

      - Во многих предприятиях ракетно-космической отрасли ощущается дефицит молодых специалистов. Ваше предприятие знакомо с этой проблемой?


      - Да, омоложение коллективов конструкторских бюро и поддержание численности квалифицированных гражданских специалистов на Байконуре сегодня самая главная проблема. В КБ появился разрыв поколений. В нашем НИИ прикладной механики 40-летних сотрудников уже нет. Есть 50-летние и старше. А следующее поколение - молодежь: 22-25 лет.

      - Как вы ее оцениваете?


      - Хорошо оцениваю. Я два года работал в комиссии по присуждению премии имени академика Кузнецова победителям конкурсов студенческих работ. Знаю ребят с третьего курса и проследил их до выпускного курса. Умненькие, нормальные, прогрессивные. Они сегодня уже не бегут торговать в ларьки. У них есть "выверты" - косички, татуировка, пирсинг. Но когда начинаешь беседовать с ними о технике, забываешь о косичках, потому что человек говорит умные вещи и со знанием дела. Мы в учебных целях дали студентам старую инструкцию, чтобы они сами проверили ее соответствие техзаданию. И что вы думаете? Нашли ошибку в документации, которой уже 20 лет! Важно не то, что ошибку нашли, а то, что самостоятельно разобрались.

      Мы сегодня страдаем невниманием к молодежи. Руководитель должен смотреть, какая у молодого сотрудника зарплата, есть ли у него опытный наставник. Мы пришли к мысли, что этим людям надо доплачивать за то, что они передают свой опыт молодежи.

      Надо думать о людях, которые сейчас работают на космодроме, и о тех, которые придут туда. Они должны понять меру своей ответственности и ощутить чувство гордости за то, что они делают. А гордиться есть чем. Мы осуществляем 40% запусков в мире - всю свою космическую программы и половину международных.

      Кадровая проблема для нас не менее важная, чем поддержание технической готовности стартовых комплексов.

      - Какую проблему легче решить: техническую или кадровую?


      - Для решения технической проблемы нужны деньги. Для решения кадровой - время. Для привлечения к работе в нашем предприятии молодых специалистов, их надо отбирать еще в тот момент, когда они сидят на студенческой скамье.

      Я не могу подпустить к ракете выпускника колледжа. Их, кстати, на космодроме сейчас хватает, а в дальнейшем их могут сменить жители Казахстана.

      Нам нужны интеллектуалы. Для того, чтобы удовлетворить эту потребность, мы постоянно работаем со студентами МАИ, МГТУ имени Н.Э.Баумана, МГУ имени М.В.Ломоносова, Военно-космической академии имени А.Ф.Можайского. С руководством этих вузов подписаны договоры о сотрудничестве. Более того, на наших предприятиях открыты филиалы МГТУ и МАИ, в частности, на космодроме "Байконур" работает филиал МАИ.

      У нас тесное взаимодействие с профессорско-преподавательским составом. Мы проводим студенческие научно-технические конкурсы и платим стипендии победителям. Привлекаем студентов к нашим работам и оплачиваем их труд. Одним словом, студенты приобщаются к нашему делу еще на этапе обучения в вузах, пока они не убежали в коммерцию или бизнес, где зарплата, конечно, повыше.

      - Кстати, в вашей биографии ракетчика есть запись о том, что вы несколько лет работали в Сбербанке. Почему ушли из банковской сферы?


      - Стало неинтересно.

      - Студентам вы создаете условия для того, чтобы они могли проявить свои способности и инициативу в области, которая сможет представлять для них интерес?


      - Стараемся это делать. На базе НИИ прикладной механики имени академика В.И.Кузнецова мы проводим конкурс имени В.И.Кузнецова. Победителей привозим на Байконур на запуск космических ракет. Они получают уникальную возможность собственными глазами увидеть это незабываемое зрелище, мощь российской ракетно-космической промышленности и понять, что они тоже могут иметь отношение к созданию ракетно-космической техники. Они возвращаются с космодрома с горящими глазами, с чувством ответственности за свою учебу и выбор будущего места работы. За три года мы приняли в НИИ ПМ около 70 выпускников вузов, это почти 10 процентов от численности всего коллектива института.

      - Получается любовь с первого взгляда к будущей профессии? Как сделать, чтобы она не разбилась о материально-бытовые проблемы?


      - Если дальше не заниматься молодым специалистом, не давать ему интересную работу, не оценивать его порывы, то, конечно, энтузиазм потухнет. Нужно и жильем обеспечить. Но это еще не самый больной вопрос. На первое место я бы поставил размер заработной платы. Сегодня этот вопрос, в общем-то, решен. Лет через пять - семь, когда пришедшие к нам на работу молодые специалисты обзаведутся семьями, остро встанет и жилищная проблема. Она будет актуальной для специалистов и в российской столице, и в столице космодрома - городе Байконуре. Специалисты космодрома должны быть уверены, что после своего возвращения в Россию они будут обеспечены жилплощадью.

      - Как вы собираетесь решить эту проблему?


      - Нам надо эффективно зарабатывать и тратить деньги на техническое перевооружение космодромов и социальное обеспечение работников. Льготы для сотрудников Байконура есть. Но я бы не стал надеяться только на льготы. Самый эффективный путь - больше зарабатывать.

      - Все хотят больше зарабатывать, но не знают, как это сделать.


      - Мы сегодня, повторюсь, выполняем 40% всех запусков в мире. Почему бы не пускать больше? Стартовый и технический комплексы "Зенита" позволяют увеличить количество запусков этой ракеты-носителя. Но столько ракет не производится, сколько мы можем запустить. Дайте нам больше ракет, тогда у нас будет больше запусков, и мы будем жить лучше.

      - Может быть, у заказчиков нет потребности в запусках?


      - Есть ежегодная потребность в запусках 10 - 12 ракет-носителей "Зенит". Но мы производим только пять запусков, а чтобы увеличить количество, надо вложиться в модернизацию днепропетровского производственного объединения "Южный машиностроительный завод", чтобы он делал 12 ракет. Надо модернизировать подмосковное НПО "Энергомаш", чтобы это объединение производило двигатели для 12, ракет, а не для 5 - 6 ракет, как сейчас.

      К слову сказать, это общая проблема всех космических держав. Например, ракеты-носители "Ариан" тоже собираются не по 20 штук в год, а гораздо меньше. Нашим западным партнерам тоже приходится вкладывать средства в расширение производства ракет. А нам не надо вкладываться. Мы просто будем эффективнее использовать стартовые комплексы и труд специалистов. Выполняемые нами коммерческие запуски иностранных космических аппаратов составляют уже 45% всех наших запусков. И это не предел. Наш запас ресурсов позволяет обеспечить стартовыми услугами ракетно-космическую отрасль не только России, но и других стран на много лет вперед. За это надо сказать спасибо Минобороны, Роскосмосу и Минфину, поскольку хоть мы и спорили, и были недовольны финансированием, но средства все-таки выделялись, за счет чего мы и сохранили свой потенциал.

      - А другие государства могут использовать наши стартовые комплексы для запуска своих ракет?


      - Нет, для этого надо адаптировать их ракеты к нашим стартовым комплексам.

      - Почему бы странам, желающим стать членами космического клуба, не адаптировать свои ракеты к нашим комплексам?


      - Считайте, для этого мы построили стартовые комплексы в Республике Корея и во Французской Гвиане. В проектировании, строительстве и обслуживании этих комплексов заняты наши специалисты. И теперь наша промышленность может зарабатывать, делая ракеты для запусков с корейского космодрома на острове Оэнаро и с космодрома Куру во Французской Гвиане.

      Первый запуск ракеты-носителя "Союз-СТ", адаптированной к условиям Гвианского космического центра, должен состояться в будущем году. В среднесрочной перспективе портфель заказов может составить 20 запусков при активном участии "ЦСКБ-Прогресс" и других предприятий отрасли.

      -Александр Сергеевич, у вас есть мечта?


      - Чтобы наш любимый Байконур выполнял больше 40% всех запусков в мире. Чтобы он прожил не до 2050 года, а гораздо дольше. Чтобы мы стали такой же сильной космической державой, какой были раньше, но при этом не чурались международной интеграции. Если в Советском Союзе исходили из того, что все надо делать самим, то сегодня есть смысл более активно развивать международное сотрудничество в ракетно-космической отрасли. Я имею в виду использовать и элементную базу, и достижения Запада в производстве отдельных узлов и агрегатов.

      Я считаю, что спецтехника должна создаваться на отечественной элементной базе. В нее надо вкладывать деньги, в том числе и в новую элементную базу. Что касается техники научного и социально-экономического назначения - для ее создания надо использовать международную кооперацию.

      Космос для нас - один из передовых элементов экономики. Мы исторически были на передовых рубежах в космосе. Мы и сегодня еще стоим на этих рубежах. И есть возможность на них остаться и двигаться еще чуть дальше вперед.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.