Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Гендиректор авиакомпании "Полет" Анатолий Карпов: Наши заказчики – крупнейшие компании мира.

Практически каждый спутник, прежде чем отправиться на околоземную орбиту, переживает очень важный этап своей биографии - авиаперелет с предприятия-изготовителя на космодром. В интересах Роскосмоса задачу по доставке к месту старта многотонных негабаритных грузов космического назначения осуществляет авиакомпания "Полет". В ее деятельности есть еще один космический аспект – компания реализует уникальный проект "Воздушный старт" по использованию самолетов Ан-124 "Руслан" для старта ракет космического назначения.
О сегодняшнем дне авиакомпании "Полет" в интервью "Интерфаксу-АВН" рассказывает ее генеральный директор Анатолий КАРПОВ.


      - Анатолий Степанович, в этом году исполняется десять лет со дня получения вашей компанией статуса генерального перевозчика Федерального космического агентства. Что означает сегодня для "Полета" это сотрудничество?


      - Авторитет, заработанный авиакомпанией при доставке грузов Роскосмоса, вызвал доверие и уважение к нам космического сообщества зарубежных стран. Сегодня нашими заказчиками на перевозку аппаратов запуска, спутников различных видов и другого космического оборудования являются НАСА, Европейское космическое агентство, а также космические агентства Индии, Канады, Японии.

      - А сколько всего космических аппаратов авиакомпания "Полет" перевезла за десять лет?


      - 70 спутников, не считая разгонных блоков, ракетных двигателей и другой космической техники. И самое главное, мы не повредили ни один спутник, ни один разгонный блок. Выполнили свою работу четко по графику.

      - Какое значение работа с космическими грузами имеет лично для вас, как руководителя авиакомпании?


      - Очень большое. Я десять лет своей жизни отдал ракетно-космической промышленности. Это моя стихия и я с удовольствием вращаюсь в ней. Мне приятно принадлежать к этой элите.

      - Чем перевозка ракетно-космической техники отличается от доставки других грузов?


      - Перевозка ракетно-космической техники – процесс очень непростой. Ведь нашим экипажам доверяют изделия, которые чувствительны к параметрам внешней среды. На каждый рейс заказчик выписывает специальную технологическую карту. На самолете устанавливается контрольная аппаратура, которая следит за температурой, влажностью, давлением в грузовом отсеке. Вообще, порядок в грузовом отсеке должен быть, как дома у хорошей хозяйки. Убираем лишний такелаж, проверяем пол, чтобы был идеально чистым.

      Перед рейсом проводим генеральную уборку. Грузовой отсек в «Руслане» всегда сверкает чистотой. Кстати, чистота – это одно из условий безопасности перевозки.

      Представители заказчика проверяют подготовку самолета, следят за погрузкой техники, в полете контролируют соблюдение параметров перевозки. Одновременно с заказчиками подготовку к рейсу контролирует представитель страховой компании. Если космический аппарат не заработает после запуска, страховщики деньги выплатят, но будут искать исполнителя, по чьей вине произошел отказ оборудования. Поэтому, чтобы не стать крайними и не оказаться в убытке, мы должны пунктуально соблюдать все правила перевозки. С удовольствием говорю сейчас вам, что за десять лет мы ни разу не подвели своего генерального заказчика - Роскосмос.

      - Каждый рейс по заявке Роскосмоса – неординарный. Но, наверное, даже среди этих уникальных рейсов вы можете выделить особенные?


      - Особенно сложные для перевозки – спутники. Он может стоить от 30 до 300 млн. долларов США. Не дай Бог его угробить, у компании будут большие проблемы.

      - Как вы возите спутники?


      - Для их перевозки используется специальный контейнер. Такие контейнеры изготавливаются под штатное оборудование наших самолетов, и их можно использовать только в «Русланах». Контейнер подсоединяется к системам самолета, которые обеспечивают необходимые условия перевозки спутника внутри контейнера. Получается двойная защита: в грузовом отсеке и в герметичном контейнере поддерживаются требуемые параметры температуры, влажности и давления. Таким образом «Руслан» участвует во многих технологических процессах обслуживания спутника в полете.

      - Наверное, каждый рейс требует особой подготовки?


      - Для того, чтобы перевести макет первой ступени для ракеты-носителя KSLV-1 (Korean Space Launch Vehicle) из России в Южную Корею, потребовалось провести не просто подготовку, а научно-испытательные и опытно-конструкторские работы. Они продолжались около двух лет. За это время специалисты ведущих предприятий Роскосмоса совместно с представителями нашей авиакомпании разработали схему и технологию транспортировки макета. Изготовили специальную эстакаду для погрузки макета в самолет. Было выпущено несколько томов документации по этой перевозке. Экипаж прошел специальную подготовку. Конечно, такие перевозки впечатляют. Это, что называется, не для слабаков. Но у нас есть специалисты, которые умеют найти решение самых сложных задач.

      Макет первой ступени по железной дороге привезли из Москвы в Ульяновск. С помощью двух кранов грузоподъемностью 130 и 160 тонн макет перегрузили на автопоезд. На нем довезли до самолета и по эстакаде ввезли в самолет. Перелет Ульяновск - Пусан и посадку самолета в аэропорту этого южнокорейского города макет первой ступени ракеты перенес прекрасно, хотя мы все, конечно, волновались за нее. Дело в том, ракета хорошо выдерживает продольную перегрузку и плохо – поперечную. Она в длину 36 метров. Ее закрепить в отсеке надо было так, чтобы она не прогнулась, и быть особенно аккуратным и внимательным при посадке, избежать резкой встряски. Посадка самолета должна была проходить с перегрузкой не больше 1,2g. Если бы сажали самолет с перегрузкой в две единицы, ракета могла переломиться. Экипаж «Руслана» отлично справился с задачей.

      - Подобная операция – единственная в истории вашей компании?


      - Перевозка в Южную Корею ракеты, конечно, уникальная операция. Но она не останется единственной. Мы и в Гвианский космический центр будем возить либо ракету целиком, либо ее составляющие. Эта почетная миссия возложена на нас. За десять лет нас проверили, знают, что мы надежные ребята, не подведем, поэтому рассчитывают на наш профессионализм и наш опыт при выполнении подобного рода операций.

      - Анатолий Степанович, когда родилась мысль о создании авиакомпании, предназначенной для перевозки сверхтяжелых и негабаритных грузов, в том числе космического назначения?


      - Наверное, надо начать с того, что мне скоро исполнится 58 лет, из них 35 – я в гражданской авиации. До того, как создать авиакомпанию «Полет» я работал в Воронеже руководителем авиационно-транспортного подразделения в КБ «Химавтоматика» (КБХА). В этой проектной организации были сконструированы и запущены в серию большинство российских ракетных двигателей, в том числе водородный двигатель для «Бурана» 200-тонной тяги. Поэтому, можно сказать, я изначально имел отношение к космосу.

      В то время в Воронеже около 80 процентов предприятий работали на оборону, в том числе и наше КБХА. И был устойчивый спрос на грузовые перевозки. К нам в КБХА часто обращались предприятия-смежники с просьбой доставить их изделия на Байконур. Но мы не имели на это право, потому что самолет давался под конкретную программу, и все перевозки вне программы считались нарушением законодательства. Ситуация изменилась, когда 1 июля 1988 года вступил в силу закон «О кооперации». Он разрешил всем гражданам заниматься предпринимательством, чем я и воспользовался. Я собрал заинтересованных директоров предприятий и предложил им организовать авиакооператив. Его учредителями стали три предприятия, в том числе завод «Электросигнал» и объединение «Электроника», тесно связанные с производством ракетно-космической техники.

      Предприятия могли оплачивать наши услуги только по госрасценкам, которые спускал им Госплан. Например, полетный час Ан-26 стоил 550 рублей. Нам этого хватало на жизнь и на развитие.

      С самого начала кооперативной деятельности я знал, что нужны самолеты большой грузоподъемности для перевозки крупногабаритных и сверхтяжелых грузов. Сначала в компании были транспортные Ан-12, потом появился Ан-124-100 «Руслан».

      Первый «Руслан» мы купили 5 декабря 1994 года, и до конца года он успел налетать 120 часов. Это очень много.

      Первые десять лет на рынке грузовых авиаперевозок прошли в тесном сотрудничестве с предприятиями ракетостроительной промышленности. Мы заработали себе хорошую репутацию надежного, исполнительного, ответственного перевозчика на внутренних и международных линиях. К моменту подписания генерального соглашения с Роскосмосом наша компания уже входила в группу лидеров отечественных грузовых авиаперевозчиков. У нас был наработан богатый опыт доставки уникальных для авиации грузов, таких как тяжелая карьерная техника для алмазодобывающей компании «АЛРОСА», рабочего колеса турбины для гидроэлектростанции, 115 тонн серебра в слитках – в Амстердам или трансконтинентальной перевозки «Русланом» фюзеляжа самолета Fokker 100 из Ирана в Австралию.

      Поэтому не удивительно, что именно наша компания получила лицензию и стала генеральным перевозчиком Роскосмоса. Но этому предшествовала и большая организаторская работа. Для того, чтобы получить лицензию генерального перевозчика Роскосмоса, надо было специально подготовить персонал, самолеты. Мы с этим успешно справились.

      - Какие зарубежные компании обращаются к Вам для перевозки негабаритных грузов?


      - Более тысячи крупных организаций и компаний по всему миру являются нашими заказчиками. Это такие компании как Фольксваген (Volkswagen), Роллс-Ройс (Rolls-Royce), Сименс (Siemens), Филипп Моррис (Philip Morris), Эриксон (Ericsson), Ай-Би-Эм (IBM), Люфтганса (Lufthansa) и многие другие.

      - Анатолий Степанович, в этом году 10 лет исполняется проекту «Воздушный старт». В каком состоянии он находится сегодня?


      - 10 лет – это если за отправную точку брать момент начала работ над проектом. Включили же «Воздушный старт» в федеральную космическую программу в 2006 году. И только с 2007 года мы получили официальное право обращаться к инвесторам. Переговоры с ними идут успешно. Надеемся, в этом году мы получим деньги на реализацию проекта

      «Воздушный старт» существует пока только на бумаге. Думаю, реализация в металле начнется в этом году. Как ни странно, но кризис в этом нам даже помогает. Раньше инвестиционные фонды и банки вкладывали деньги в ипотеку, в производство с быстрой оборачиваемостью средств. Сейчас это все рухнуло, а деньги у банков и фондов остались, и они начали искать новые, более технологичные проекты.

      - Аналогичный проект рассматривался в США, Израиле, Турции, Украине. Насколько мы отстаем от конкурентов?


      - Благодаря "усилиям" наших военных мы, конечно, отстали. Руководство ВВС прямо заявило, что этот проект не может быть реализован. У нас заключение двух НИИ Минобороны, но они сделали противоположные выводы. Я считаю, что "агенты влияния" прилагают большие усилия для того, чтобы помешать нам в реализации проекта, потому что его выход на мировой рынок нежелателен для наших конкурентов.

      - Когда планируется первый пуск?


      - Через три года. С европейской компанией-производителем спутников уже подписан меморандум о запуске 32 аппаратов. То есть наш «Воздушный старт» без работы не останется. Особенно он выгоден тем, кто будет выводить на орбиту легкие спутники и микроспутники.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.