Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Адмирал Масорин: Ни один корабль Черноморского флота не покинет Севастополь до 2017 года

      Главнокомандующий Военно-морским флотом РФ адмирал флота Владимир Масорин в преддверии отмечаемого в этом году 29 июля 311-й годовщины создания ВМФ рассказал специальному корреспонденту "Интерфакса-АВН" Сергею Сафронову о перспективах строительства авианосцев, новых подводных лодок и высказал свое видение проблемы базирования Черноморского флота в Крыму.

      - Владимир Васильевич, собирается ли Россия строить новые авианосцы. Как долго будет находиться в боевом составе ВМФ страны наш единственный авианесущий крейсер "Адмирал флота Советского Союза Николай Кузнецов"?


      - Пока речь идет о том, чтобы сохранить этот авианосец, По крайней мере, до 2015 года он будет в строю. Сделаем все возможное, чтобы он служил и дольше до момента поступления в состав флота новых авианосцев.

      Сейчас идет работа над обликом будущего корабля. Мы прорабатываем, определяем, какой авианосец нам нужен. Нужно осмыслить, сделать эскизный проект на дальнюю перспективу, а потом начать разработку, строительство и комплектацию. В частности, какие самолеты на нем будут базироваться, сколько и какое вооружение будет стоять?

      Одно мы уже знаем точно, что новый корабль будет с атомной установкой водоизмещением до 50 тыс. тонн и с базированием на нем нескольких десятков самолетов и вертолетов. Такие монстры, как у ВМС США, на которых находятся до 100-130 самолетов и вертолетов, нам не нужны.

      - Раньше корабли такого большого водоизмещения строились на Николаевском судостроительном заводе, который сейчас находится на Украине. В России остался только Балтийский завод, который строил гражданские суда такого крупного тоннажа. Значит новый авианосец будет строиться именно на этом заводе?


      - Не обязательно. Сейчас эти вопросы находятся еще в стадии проработки. К концу года мы планируем определиться и четко расставить приоритеты: какой корабль нам нужен, и кто его будет строить. Специалисты уже решают эти задачи .

      - Как вы оцениваете прошедшие на Балтике поисково-спасательные учения?


      - При их проведении использовались все силы и средства, которые есть на Балтийском море, в том числе был задействован новый необитаемый глубоководный комплекс "Пантера плюс".

      Это третье поисково-спасательное учение. До этого они проводились на Северном и на Черноморском флотах.

      На следующий год мы планируем такое же учение провести на Тихоокеанском флоте.

      Через год такие маневры должны стать более серьезными, в том числе и за счет увеличения глубин. Сейчас мы проводим учения по спасению экипажа подводной лодки на глубине 60 метров.

      Мы хотим сделать такие учения традиционными, раз в четыре года проводить их на каждом из четырех наших флотов. Это важный элемент боевой подготовки, поскольку в ходе таких маневров обучаются не только те, кто спасает, но и те, кто спасаются.

      Подводники должны быть хорошо подготовлены и уметь применять спасательное снаряжение, знать порядок действий выхода из подводной лодки, лежащей на грунте, как методом свободного всплытия, так и с помощью спасательного аппарата.

      На поисково-спасательные учения на Балтике мы пригласили иностранцев. Были две группы - шведы и англичане, которые с большим интересом наблюдали за всеми эпизодами.

      - Планируется ли принятие на вооружение второго глубоководного аппарата типа "Пантера плюс"?


      - Пока нет. Мы специально закупили и сделали этот комплекс мобильным, который может самолетом, автомобилем, или морем быть доставлен к месту происшествия. Планов закупки за рубежом таких аппаратов пока у нас нет. К тому же мы рассчитываем, что наша промышленность сможет сама производить современные спасательные глубоководные аппараты.

      Сегодня основные средства в плане поисково-спасательного обеспечения идут на содержание тех спасательных судов, которые есть на флотах, а также на оснащение их современными средствами спасения. Уже на каждом флоте есть спасательные суда, оснащенные нормобарическими скафандрами, необитаемыми аппаратами.

      Кроме того, проводим ремонт и модернизацию обитаемых спасательных аппаратов типа АС. В частности, АС-28 Тихоокеанского флота, который находится на заводе в Нижнем Новгороде, после ремонта выйдет полностью обновленными. По сути дела у него сохранится только титановый корпус, а все снаряжение, в том числе навигация и управление будет новым. В будущем мы планируем добиться того, чтобы такие модернизированные обитаемые спасательные аппараты были в распоряжении всех флотов.

      Еще одно направление - это строительство новых спасательных судов, на которых уже будет установлено все современное оборудование. Такое судно "Игорь Белоусов" уже строится в Санкт-Петербурге.

      Особо подчеркну, что наши подводные лодки сейчас не выходят в море, если не готовы спасательные суда. Во время похода подлодок спасательные суда стоят в базе в готовности или выходят на полигон. Еще одно обязательное требование - наличие спасательного аппарата на этих судах.

      - В прошлом году Вы высказались за строительства для российского флота менее дорогостоящей, нежели проект "Северодвинск", многоцелевой атомной подлодки, своего рода "охотника" за другими субмаринами. На сколько за прошедшее время сдвинулось решение этого вопроса?


      - По этому вопросу мы провели несколько совещаний с участием представителей промышленности, науки, проектных институтов, занимающихся разработкой подлодок. Пока мы обсуждаем облик будущего корабля, поэтому о конкретных сроках его появления говорить рано.

      - Какое, по Вашему мнению, должно быть водоизмещение у этой подводной лодки?


      - Мы считаем, что 5-7 тыс. тонн, не больше.

      - А глубина погружения?


      - Глубина современных подводных лодок, то есть порядка 500 метров.

      - Сформулируйте ее главное предназначение.


      - Ее главное предназначение - обеспечение боевой устойчивости ракетных подводных лодок как стратегического назначения, так и многоцелевых подводных лодок с крылатыми ракетами. Она будет нести как торпедное, так и ракетное оружие.

      Такая подлодка сможет не только защищать, но и атаковать. Мы сегодня не можем позволить себе строить какие-то специальные подлодки с частными задачами.

      - В 2017 году заканчивается срок аренды Севастополя - главной базы Черноморского флота. Насколько безболезненно Россия готова к тому, чтобы вывести флот с территории Украины, и когда этот процесс может начаться?


      - Требования начать вывод Черноморского флота до 2017 года от официального Киева, по-моему, пока не звучат. Я слышал заявления отдельных лиц - это их пожелания.

      Я считаю, что в соответствии с договоренностями Черноморский флот до окончания срока договора (аренды - "ИФ"), а это конец мая - начало июня 2017 года должен полностью функционировать. А после этого уже должен начаться процесс вывода.

      В принципе, за полгода до окончания срока договора должен быть согласован вопрос: либо пролонгация договора, либо мы покидаем Севастополь. Мы должны заявить о своем видении вопроса, Украина же либо с ним согласится, либо отвергнет.

      Флот не может жить на чемоданах. Поэтому до конца 2016 года или начала 2017 года флот должен функционировать в полном объеме, а потом будем принимать решения, строить планы. Я лично понимаю так.

      - Если брать худший сценарий, и Черноморский флот покидает Крым. Насколько Новороссийская военно-морская база будет готова его принять?


      - К 2017 году будет сделано достаточно многое для того, чтобы принять основные силы, но не все. Потому что федеральная целевая программа у нас рассчитана до 2030 года, то есть все, что заложено в ФЦП мы должно закончить к 2030 году.

      - Куда же идти из Севастополя другим кораблям, которым не найдется места в Новороссийске?


      - Думаю, что забивать себе голову этим сейчас не стоит. Главное для нас, что официальный Киев, несмотря жесткие заявления отдельных украинских деятелей, сегодня не мешает полноценному функционированию Черноморского флота.

      Идет добротная работа смешанной российско-украинской комиссии по Черноморскому флоту, которая заседает раз в квартал, а также рабочих групп. Обсуждают различные вопросы, мы уже там как братья родные, друг друга знаем и понимаем. Другое дело, что не всегда можем выполнить те требования и условия, которые нам предъявляются, причем как мы, так и они.

      Поэтому я считаю, что оснований для какой-то тревоги, беспокойства, панических настроений нет. Да, проблемы есть, но флот в Севастополе живет нормально, взаимодействует с властями Севастополя, властями Крыма, Украины, максимально выполняет свои обязательства по обеспечению безопасности, экологии, уплаты всех налогов, сборов и т.д.

      Я должен сказать, что все это стало возможным благодаря тому, что во главе этой работы стоит министерство иностранных дел, подкомиссией по ЧФ руководит Григорий Карасин. Он профессиональный дипломат, высокого уровня.

      - Наиболее частый вопрос, который задается украинскими властями, по поводу функционирования объектов гидрографической службы Черноморского флота. Как решается эта проблема?


      - Этот вопрос сама украинская сторона завела в политический тупик. Если бы не было захвата Ялтинского маяка, этой политической ошибки, все можно было решать. Но сегодня и этот вопрос решается. Разрабатывается отдельное соглашение. Другое дело, что пока мы никак не можем прийти к обоюдному согласию.

      Главные разногласия в том, что у многих объектов гидрографической службы, в частности, маяков находятся наши специальные системы, которые предназначены только для Черноморского флота, и мы не можем их отдать.

      Этот вопрос тянется с давних времен. Он был отложен, что называется, на потом. Его надо было решать раньше, когда заключались другие соглашения по Черноморскому флоту. Но речь даже не о маяках, которые нормально функционируют. Украинская сторона требует отдать здания, метеостанцию. Но мы же не можем оставить наш флот без этого обеспечения.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.