Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Заведующий отделом ИМБП РАН Алексей Поляков: «Запас лекарственных средств на космических кораблях и на МКС просто необходим»

      Опыт космических полетов показал, что необходимость в оказании медицинской помощи космонавтам возникает крайне редко. В отряд космонавтов берут здоровых людей, и за их самочувствием на земле следят множество врачей. И все же полностью исключить возникновение в полете болезней и травм нельзя. О том, какие лекарственные препараты и медицинское оборудование находятся на борту космических кораблей «Союз» и Международной космической станции, «Интерфаксу-АВН» рассказал заведующий отделом Института медико-биологических проблем РАН Алексей ПОЛЯКОВ.

      - Алексей Васильевич, какие лекарства берут с собой в полет космонавты?


      - Что касается пилотируемого корабля «Союз ТМА», то на его борту находится две аптечки с лекарственными средствами из расчета обеспечения трех человек во время краткосрочного полета. Начиная с прошлого года, используется, так называемая, короткая схема полета, когда время между стартом корабля и его стыковкой к МКС проходит около шести часов, но еще недавно срок полета составлял двое суток и более. На это время и были предусмотрены размещенные на «Союзе» лекарства. Одна бортовая аптечка с лекарствами для оказания первой помощи, другая - для профилактики и купирования симптомов негативных проявлений, возникающих в первые часы и дни космического полета.

      На МКС ассортимент лекарств, естественно, намного больше. Номенклатура лекарственных препаратов составляется, исходя из перечня возможных заболеваний и травм, которые могут возникнуть в условиях космического полета. При этом мы учитываем, что космонавты люди здоровые, прошедшие перед полетом строгий медицинский отбор, исключающий возникновение серьезных заболеваний. С хроническими заболеваниями людей в космонавты просто не берут. Поэтому ничего серьезного со здоровьем у членов экипажа во время космического полета мы не ожидаем.

      Учитывается и график снабжения МКС грузами: новые корабли причаливают к станции раз в два-три месяца. В случае необходимости космонавт не сможет сходить в аптеку за нужным лекарством. Поэтому мы стараемся положить в медицинские укладки достаточный ассортимент препаратов, и в необходимом количестве. Но и здесь есть ограничения - нельзя взять с собой лекарства от всех болезней. Поэтому на борту станции находится небольшой, но рассчитанный на широкий спектр действия набор лекарственных препаратов.

      Мы используем хорошо знакомые препараты, давно используемые в клинической практике. Новые препараты, еще не зарекомендовавшие себя, в космосе не используются. Раньше была практика испытаний новых перспективных лекарственных препаратов в модельных экспериментах на Земле. Сейчас не всегда удается проводить такие эксперименты, так как они слишком дороги. Да и прогресс в фармакологии чрезвычайно стремительный, на рынке постоянно появляются новые препараты. Мы просто не имеем возможностей для испытаний каждого из них и поэтому берем препараты, которые хорошо себя зарекомендовали в земной медицине.

      Большим достижением является то, что страны-партнеры, участвующие в программе "МКС", изначально заложили в основу медицинского обеспечения международных экипажей интегрированную систему использования всех медицинских средств, имеющихся на станции. Если чего-то нет в российских медукладках, можно использовать лекарство или медицинское оборудование из американских запасов, и наоборот.

      На российском сегменте МКС сейчас находится 18 медицинских укладок, которые позволяют оказать первую помощь и провести лечебные и профилактические мероприятия при несерьезных заболеваниях. Если же произойдет что-то экстраординарное, то, согласно требованиям к медицинскому обеспечению экипажей МКС, на станции имеются средства, которые позволяют обеспечить оказание неотложной медицинской помощи и выживание заболевшего или получившего травму члена экипажа в течение 72 часов. Это то время, которое необходимое наземным службам для подготовки к посадке и встрече экипажа.

      - Не планируется ли на «Союзах» вообще отказаться от аптечек, учитывая, что космонавтам теперь лететь к МКС не два-три дня, а шесть часов?


      - Отказываться от лекарственных средств, поставляемых на космический корабль, не планируется. Мы уже говорили, что одна из аптечек «Союза» предназначена для купирования симптомов, связанных с так называемой космической формой болезни движения, и они могут понадобиться и в этот короткий начальный период полета. Препараты, входящие в аптечку бортовую для оказания медицинской помощи, даже если они не потребуются в полете до стыковки корабля к МКС, могут быть востребованы экипажем после приземления. Например, когда прибытие сил поиска и спасания по каким-либо причинам задерживается.

      - Какие лекарства есть на МКС?


      - Это препараты разной направленности. Имеются антисептики на случай небольших повреждений кожного покрова. На станции достаточно углов и металлических конструкций, всегда можно за что-то зацепиться. Конечно, есть перевязочные средства, те же самые бинты, пластыри. Учитывая, что на станции искусственная атмосфера, работают кондиционеры, бывает, что космонавтов продувает, возникают миозиты. На этот случай имеются согревающие мази и противовоспалительные препараты. Из-за того, что в российском сегменте в последнее время очень низкая влажность, космонавты иногда жалуются на неприятные ощущения в глазах. Для этого предусмотрены глазные капли. Из-за пыли, а также в начале полета, когда идет адаптация к условиям невесомости и наблюдается перераспределение в организме крови от ног к голове, может возникать заложенность носа. Капли, снимающие эти явления, тоже есть. Есть желудочно-кишечные препараты. Довольно часто используются поливитамины с микроэлементами.

      А вот средств от гриппа на станции нет. Перед полетом медиками Центра подготовки космонавтов проводятся довольно строгие противоэпидемические мероприятия – экипаж изолируют, ограничивают контакты с посторонними. Если есть необходимость, то к экипажу допускают только людей без признаков инфекционных заболеваний, с марлевыми повязками на лице. Грузы, доставляемые на станцию, для предупреждения инфекции проходят специальную обработку. То есть делается все, чтобы опасность подхватить вирусы была минимальна.

      На МКС имеются противовоспалительные препараты, обезболивающие. Многие космонавты жалуются на необычные условия сна, поскольку нет чувства опоры, что вызывает неудобства. Чтобы создать привычные ощущения, будто космонавт спиной на что-то опирается, в спальных мешках имеются специальные ремни. Но даже в этом случае могут возникать проблемы с засыпанием, поэтому на борту всегда есть снотворные средства.

      Есть также сердечные препараты, противоаритмические, лекарства, снижающие артериальное давление и улучшающие кровоснабжение.

      Как правило, большинство препаратов так никогда и не используется. И мы этому рады.

      Лекарства поставляются на МКС на всякий случай. Проблему незадействованных препаратов недавно поднял один из вернувшихся с МКС космонавтов. В связи с тем, что он сам во время полета ни одним из препаратом не пользовался, у него возник вопрос: «Зачем на станции столько лекарств?». Общепризнанно, что медицинские риски в полете есть, сроки полета довольно большие и поэтому всякое можно ожидать. Опыт обеспечения ранее выполненных полетов показывает, что все же иногда нештатные медицинские ситуации случаются. Поэтому иметь запас лекарственных средств на кораблях и на станции просто необходимо.

      - Есть ли аптечки на американском сегменте и чем они отличаются от наших?


      - Да, на американском сегменте тоже есть медицинские укладки. Их по количеству в два раза меньше - девять. Медикаменты в российских и американских укладках по составу примерно одинаковые. Разница - в производителях. Наши зарубежные коллеги пользуются своими лекарствами, как правило, произведенными в США, мы – имеющимися в наших аптеках, прошедшими сертификацию в России. Единственное отличие американских укладок – наличие в них диагностического оборудования. Например, в их состав включены: офтальмоскоп, позволяющий посмотреть состояние глаза, отоскоп для осмотра ушей, фонендоскоп для прослушивания лёгких. На американском сегменте также имеется довольно хорошая укладка для оказания неотложной помощи. В ней, помимо лекарственных средств, находятся простейшие реанимационные аппараты. На нашем сегменте МКС также имеется укладка для оказания неотложной медицинской помощи, но в ее составе лишь медикаменты и шприцы для их введения.

      Мы изучаем опыт коллег. С этого года, например, в нашем Институте началась работа по созданию нового варианта укладки для оказания неотложной помощи. Мы планируем уложить в неё не только медикаментозные средства, но и простейшие диагностические приборы: небольшой прибор для измерения ЭКГ, артериального давления, пульсометр, фонендоскоп и реанимационное оборудование. Думаю, что наша укладка появится на МКС года через два.

      - Как часто пополняются аптечки на МКС?


      - Специалисты ИМБП очень внимательно следят за сроками годности лекарств. На каждом грузовом корабле «Прогресс» на станцию уходят по пять-шесть укладок для замены аптечек с истекшими сроками годности. Примерно за год полностью обновляются все 18 укладок, имеющихся на российском сегменте МКС.

      - Лекарственные препараты закупаются на заводе-изготовителе или в простой аптеке?


      - Чтобы избежать фальсификата, мы стараемся закупать все лекарственные средства в одной, на наш взгляд, очень приличной сети аптек, которая строго подходит к контролю качества продающихся препаратов. Если в них нет нужного нам лекарства, мы закупаем его в других аптеках, но в целом стараемся придерживаться одного хорошо зарекомендовавшего себя поставщика.

      - Какими навыками оказания первой помощи должен владеть космонавт?


      - Медицинская подготовка экипажам проводится в Центре подготовки космонавтов. Подготовка включает изучение методов диагностики состояния человека, вероятных заболеваний и травм в полете, а также выработку практических навыков диагностики нештатных медицинских ситуаций в полете и собственно оказания первой медицинской помощи. Причем обучение ведется с учетом имеющих на борту станции медицинских средств. Лишних навыков космонавтам давать нет смысла, так как они могут воспользоваться лишь теми медицинскими средствами, что у них есть на станции или в корабле. В результате медицинской подготовки космонавт может выполнять простейшие реанимационные приемы, диагностировать по внешним признакам и ряду объективных показателей заболевания и травмы, возникновение которых в полете наиболее вероятно. Естественно, учитывая интеграцию всех медицинских средств, имеющихся на МКС, российские космонавты проходят подготовку по использованию не только российских средств, но и американских лекарств и медицинской аппаратуры. Все инструкции в аптечках и медукладках, к слову, двуязычные.

      - Как часто космонавты сдают анализы, например, крови?


      - В основном, в полете оцениваются электрофизиологические параметры работы организма, но есть оборудование позволяющие делать и анализы. Раньше примерно раз в две недели, теперь реже, космонавт проходит углубленный медицинский осмотр. Это не значит, что он целый день выполняет методики медицинского контроля и сдает анализы. В один день может быть выполнен один или несколько медицинских тестов, сдан какой-то один анализ. В следующий раз они повторяются примерно через две недели.

      Лабораторные анализы требуют большого количества стеклянных ёмкостей, химических реагентов. Не всякий медработник умеет со всем этим обращаться. Поэтому сейчас на борту МКС широко используются анализы с использованием тест-полосок, на которые нужно поместить, например, каплю крови. Ранее на наших орбитальных станциях были микроскопы, позволяющие в полете подсчитать, например, форменные элементы крови. Но подготовка экипажа к этим исследованиям очень трудоемка, на их выполнение затрачивается много полетного времени и требуется наличие специальной аппаратуры.

      Наверное, было бы лучше, если бы мы могли иметь больше данных о показателях крови и мочи, но пока нам хватает и имеющихся возможностей, чтобы следить за состоянием здоровья космонавта в полете.

      - Если бы имелась возможность доставки и установки на МКС любой аппаратуры, что бы вы пожелали иметь на борту станции?


      - Если бы на МКС были рентген-аппарат, аппарат для ультразвуковых исследований, крупная лаборатория, позволяющая смотреть множество параметров, нам, медикам, на Земле было бы спокойней за членов экипажа. Но это дорого и технически крайне сложно реализовать. Потребуется выделение дополнительного места и создания определенных условий на станции, дополнительные траты времени на обслуживание. Необходимо будет доставлять большое количество расходных материалов, а также предусмотреть дополнительное обучения космонавтов. В настоящее время здесь больше отрицательных моментов, чем реальной пользы.

      Но для перспективных межпланетных перелетов, видимо, следует предусмотреть установку на корабли более широкого ассортимента диагностической медицинской аппаратуры, в том числе и лабораторного оборудования.

      - Используются ли для консультации экипажей МКС возможности телемедицины?


      - В российском Центре управления полетами постоянно находится группа медицинского контроля и обеспечения полета экипажа МКС. Это специалисты нашего института. Примерно такая же группа работает и в Хьюстоне. Один представитель нашей группы командируется в Хьюстон, а врач представитель НАСА – в наш ЦУП. Их задача обеспечить взаимодействие между группами медицинских специалистов России и США. Мало того, есть такой специалист как «полетный врач». «Полетные врачи», в том числе и российские, работают в течение всего полета в Хьюстоне и отвечают за здоровье конкретного члена международного экипажа.

      В американском ЦУПе от России, как правило, работает один полетный врач, он отвечает за всех российских космонавтов, находящихся на орбите. У наших партнеров полетный врач прикреплен к одному конкретному астронавту. Если на МКС отправился европеец, то в Хьюстон едет работать европейский врач, японец – японский и т.д. От каждой страны-партнера в Центре управления в Хьюстоне работает свой полетный врач. У группы полетных врачей, обеспечивающих полет международного экипажа, есть руководитель – «врач экипажа».

      В нашу медицинскую группу, которая работает и дежурит в российском ЦУПе, входят различные медицинские специалисты, часть из них обеспечивают круглосуточную работу дежурных смен. Есть специалисты, отвечающие за психологическую поддержку экипажа, контролирующие соблюдение на борту оптимального режима труда-отдыха, специалисты, расшифровывающие информацию с бортовой медицинской аппаратуры, группа клинических врачей и др. Экипаж по всем вопросам, связанным с изменениями в состоянии здоровья, а также приемом лекарственных препаратов, обязан проконсультироваться с Землей.

      Теперь что касается телемедицины. Думаю, что основные подходы современной телемедицины впервые были использованы в космической медицине. Практически вся получаемая на борту медицинская информация передается на Землю для ее оценки и анализа специалистами. Но телемедицинских средств, в их классическом понимании, у нас на борту практически нет. Тому много причин, основная из которых – проблема передачи телемедицинской информации с российского сегмента МКС. У американских партнеров аппаратура, позволяющая получать телемедицинскую информацию с борта станции на Земле, активно используется. Однажды, года полтора назад, нам пришлось обратиться с просьбой использовать их аппаратуру для диагностики состояния барабанной перепонки у одного из российских космонавтов. Ведется работа по созданию телемедицинских средств и у нас, но пока это экспериментальные разработки. Как уже говорилось выше, сложность заключается не только в создании и доставке на борт МКС телемедицинских приборов, но и в обеспечении их каналами связи с Землей.

      - По поводу медицинских требований к космонавтам ходит много слухов. В том числе, что космонавтам перед полетом в обязательном порядке удаляют аппендикс. Это правда?


      - Здоровые аппендиксы не удаляют. Если он у космонавта никогда не воспалялся и не болел, то вероятность, что он воспалится в полете небольшая. Но если были проблемы, то решение принимают хирурги – и если это необходимо, то предложат с ним расстаться. Однако принудительного и поголовного удаления аппендикса всем новым членам отряда космонавтов – такого нет.

      Насколько мне известно, раньше проблемные зубы, которые в полете могли вызвать неприятности, стопроцентно удалялись. Было опасение, что из-за заболевшего зуба придется прерывать выполнение полетного задания и досрочно прекратить дорогостоящий космический полет. Сейчас, с учетом накопленного опыта обеспечения длительных космических полетов, придерживаются тактики максимального сохранения зубов, их просто лечат.

      - А если зуб заболит во время орбитального полета? Могут ли космонавты выполнить на орбите какую-либо простейшую хирургическую операцию, вырвать тот же зуб?


      - Чтобы удалить зуб, нужны не только специальные инструменты, но и хорошая стоматологическая подготовка. На российском сегменте МКС таких инструментов нет. На советских космических станциях для лечения зубов в полете была специально разработанная портативная бормашина. Если говорить о лечении зубов сейчас, то если у космонавта выпала пломба, он может самостоятельно поставить себе временную пломбу. За те четыре года, которые я работаю в ИМБП, три наших космонавта во время орбитального полета ставили себе временные пломбы. Простейшие навыки космонавты получают при подготовке к полету, на МКС имеются соответствующие средства. Пока, правда, приходится использовать американскую укладку, но уже проходит последние доработки и наша стоматологическая укладка. Думаю, что уже в этом году она будет поставлена на станцию.

      - Правда ли, что космонавты съедают пасту после чистки?


      - У каждого космонавта имеется набор разнообразных гигиенических средств. В их состав включены и средства для гигиены полости рта. Зубная паста не повредит, если попадет в организм космонавта, но есть ее не обязательно, лучше выплюнуть в салфетку.

      - Есть ли на станции градусник, и какой - ртутный или электронный?


      - На российском сегменте, насколько я знаю, градусника нет. На станции «Мир» был электронный градусник. В принципе, при большом желании, российские космонавты могут измерить температуру тела, используя заушный датчик температуры в скафандре «Орлан-МК». Датчик используется для контроля состояния космонавтов во время их выходов в скафандрах в открытый космос. Пока справляемся и без градусника. Что касается использования в полете ртутного градусника, то на станцию его в целях безопасности отправлять ни в коем случае нельзя. Атмосфера станции замкнутая и попадание в нее любых вредных веществ и агрессивных химических соединений может привести к нежелательным последствиям, негативно сказаться на здоровье экипажа и состоянии оборудовании систем жизнеобеспечении.

      - В следующем году планируется отправить на МКС годовую экспедицию. Будет ли чем-то отличаться её медицинское обеспечение от обеспечения полугодовых вахт?


      - В свое время мне пришлось участвовать в обеспечении годичного полета космонавта Сергея Авдеева и почти полуторагодичного полета своего однофамильца космонавта Валерия Полякова. Больших отличий в медицинском обеспечении не заметил. Несомненно, более жесткие требования предъявлялись к состоянию здоровья, применялся немного другой подход к использованию в полете средств профилактики. Что касается состава лекарственных средств, то для членов годовой экспедиции будут поставляться те же самые лекарства, которые используются в полугодовых полетах. Опыт показывает, что с точки зрения заболеваемости полугодовой и годовой полеты отличаться не будут.

      - Как вы сказали, средства «неотложной помощи» рассчитаны на 72 часа, чтобы наземные службы успели подготовиться к посадке космонавтов. Какая помощь может быть оказана космонавтам на месте посадки?


      - При штатной схеме посадки Росавиация формирует группу для поиска и спасания приземлившихся космических экипажей. В группу, помимо специалистов Росавиации, включаются представители различных министерств и ведомств. Минобороны России предоставляет технику, авиационных и медицинских специалистов. Группа специалистов РКК «Энергия» обслуживает спускаемый аппарат после приземления, организует и обеспечивает его доставку на предприятие, а также работает с возвращаемыми с орбиты грузами. Медицинское обеспечение поиска и спасания космонавтов осуществляется специалистами Минобороны России, Центра подготовки космонавтов, Федерального медико-биологического агентства и нашего Института. В группу поиска и спасания включаются и «полетные врачи» от всех стран партнеров.

      От ИМБП, помимо медиков, к месту приземления прибывают и технические специалисты. Они разворачивают медико-эвакуационный комплекс, так называемую медицинскую палатку, в которой в приемлемых условиях можно провести санитарно-гигиенические мероприятия и переодеть экипаж в сухую одежду. При необходимости в палатке можно выполнить медицинские обследования и оказать необходимую медицинскую помощь.

      В случае экстренной ситуации бригада медиков, работающих на месте посадки, может усиливаться соответствующими специалистами и медицинским имуществом. Как уже говорилось, медицинская помощь может оказываться в палатке, но если состояние пострадавшего позволяет, то лучше, при наличии авиационного транспорта, его сразу эвакуировать в лечебное учреждение. На такой случай организуется взаимодействие с местными органами здравоохранения. На моей памяти был один случай, когда пришлось воспользоваться услугами местного здравоохранения. С места посадки один из членов космического экипажа на вертолете был эвакуирован на промежуточный аэродром. Далее его на санитарном транспорте доставили в областной клинический центр, где силами местных медиков провели обследование. В результате все сомнения были сняты, после чего было принято решение транспортировать его дальше.

      Кстати на случай возникновения нештатных медицинских ситуаций на месте приземления, каждый раз при подготовке к встрече экипажей в близлежащих медицинских учреждениях готовятся специалисты, резервируются койки и медицинское имущество, в том числе лекарственные средства, инструментарий и запасы крови. Предусматриваются мероприятия, а также проводится организационная работа, по подготовке к возможным ситуациям, в том числе и самым неблагоприятным.

      - Как распределены обязанности разных врачей на месте посадки?


      - Все действуют по инструкции. Организует работу медицинских специалистов заместитель руководителя группы поиска и спасания, назначаемый Росавиацией. Накануне посадки под его руководством проводится брифинг с участием всех медицинских специалистов, в том числе и стран-партнеров. Одной из задач этого брифинга является отработка взаимодействия медицинских специалистов. Эвакуация космонавтов с места приземления проводится в несколько этапов. В эвакуации экипажа из спускаемого аппарата участвуют медики Центра подготовки космонавтов. Далее, до медицинской палатки – зона ответственности российских медицинских специалистов. Начиная с палатки и до промежуточного аэродрома, за состояние здоровья членов экипажа отвечают «полетные врачи». Но ответственным за медицинское обеспечение приземлившегося экипажа в целом до момента доставки его на промежуточный аэродром является заместитель руководителя группы поиска и спасания по медицинскому обеспечению.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.