Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Директор ИКИ РАН Лев Зеленый: «Самое интересное на Марсе находится под его поверхностью»

      Россия и Европа готовятся к реализации проекта "ЭкзоМарс" – самой масштабной научной миссии по поиску жизни на Красной планете за всю историю. О том, для чего ученые собираются бурить поверхность Марса, какие приборы будут установлены на космических аппаратах и в какой стадии готовности находится проект, в эксклюзивном интервью "Интерфаксу-АВН" рассказал вице-президент РАН, директор Института космических исследований (ИКИ) РАН Лев ЗЕЛЕНЫЙ.

      - Лев Матвеевич, в ИКИ РАН прошло рабочее международное совещание по проекту "ЭкзоМарс". Что входило в список ключевых вопросов этого совещания?


      - Тема этой встречи — текущее состояние научных экспериментов проекта, план работы на ближайшее время и оперативное решение проблем, которые встают перед разработчиками приборов. График переговоров включает детальное обсуждение приборов на борту аппаратов и планов научных работ.

      По сути, это первое совещание научной команды проекта после подписания соглашения по проекту "ЭкзоМарс" между Европейским космическим агентством (ЕКА) и Роскосмосом, которое состоялось в марте 2013 года. В совещании приняли участие более 50 специалистов из Европы и России, которые работают над проектом.

      Главная тема встречи — состояние и проблемы научных экспериментов. В миссию 2016 года включены орбитальный аппарат TGO и посадочный аппарат EDM, кстати, недавно получивший официальное имя "Скиапарелли". Марсоход "Пастер" запланирован на 2018 год. Окончательный отбор экспериментов посадочной платформы 2018 года произойдет в 2014 году, и по этой части проекта будут представлены общие доклады.

      - Расскажите о взаимодействии России и Европейского космического агентства по проекту "ЭкзоМарс". На каких этапах проекта сотрудничество обещает быть наиболее тесным?


      - Если раньше наше взаимодействие с ЕКА ограничивалось сотрудничеством в области науки и обменом приборами, то в проекте "ЭкзоМарс" мы впервые интегрируемся в области техники. К примеру, посадочная платформа, которая сядет на Марс, изготавливается в НПО имени Лавочкина, а парашют для нее делается в Европе. Система управления тоже будет европейская. "ЭкзоМарс" станет первым совместным проектом в полном смысле этого слова.

      Мы должны адаптировать нагрузку для ракеты-носителя, тут много организационных и технических проблем. Без взаимодействия российских и европейских специалистов просто не обойтись. В частности, европейские ученые, которые изготавливают приборы для нашей платформы, хотят знать, как и где эти приборы будут размещены, при каких температурных режимах будут работать. Тут много тонкостей, с которыми нужно разобраться.

      - В какие сроки планируется реализовать проект?


      - Проект состоит из четырех частей. В период с 7 по 27 января 2016 года с помощью российской ракеты-носителя «Протон-М» и разгонного блока «Бриз-М» планируется запустить орбитальный аппарат разработки ЕКА. Аппарат выйдет на орбиту Марса в октябре 2016 года. На аппарате будет установлено несколько наших и европейских приборных комплексов, там же будет установлен маленький модуль, который должен быть сброшен на поверхность планеты. Это полностью европейская разработка. В ней используются химические источники энергии, поэтому аппарат проработает две недели и "умрет". К сожалению, не получилось сделать его более долгоживущим.

      Второй запуск запланирован в 2018 году, там наша зона ответственности гораздо шире. Мы предоставляем ракету-носитель "Протон-М" с разгонным блоком "Бриз-М" и посадочную платформу, которая доставит на Марс ровер. В ровере тоже есть российские приборы.

      Планируется, что вся информация с ровера будет передаваться на Землю через орбитальный аппарат, запущенный в рамках миссии 2016 года. Сначала этот орбитер будет использоваться для измерений, а после посадки ровера и десантируемой платформы в 2018 году часть ресурсов орбитера будет направлена на ретрансляцию данных.

      - Как обстоят дела с финансированием российского участия в проекте?


      - До 2016 года с финансированием все в порядке. Фактически мы делаем два прибора и оплачиваем носитель.

      С 2018 годом более сложная ситуация. Там мы делаем дорогую платформу, и в Роскосмосе есть некий дефицит бюджета по этой теме. Но и этот вопрос, я думаю, будет решен положительно.

      На мой взгляд, финансовые проблемы не станут для "ЭкзоМарса" определяющими. В проекте множество технических проблем, которые надо преодолеть. Один ровер весит 350 килограмм. Это серьезная конструкция. Мы должны его мягко посадить, обеспечить съезд с платформы и запустить после этого десяток наших приборов. Основные проблемы прячутся в технической стороне.

      - Расскажите о самом марсоходе. Успеют ли европейцы изготовить его к указанным срокам?


      - Я думаю, что успеют. Недавно я был в Великобритании, смотрел, как проходят его испытания. На ровере будет смонтирована буровая установка, которая может заглубиться на два метра под поверхность Марса. Это очень важно, потому что поверхностный слой подвержен воздействиям радиации и температуры, он сильно деградирован. Если что-то интересное на Марсе и есть, то искать это надо глубоко под поверхностью. На американском ровере "Куриосити" такого бура нет, он может заглубляться лишь на несколько сантиметров.

      - Проект "ЭкзоМарс" - это очень ответственная задача международного уровня. Использует ли ЕКА какие-либо механизмы для контроля качества приборов, производимых в России?


      - В ЕКА создана очень четкая система менеджмента качества. На российские предприятия приезжает специальная комиссия, наши специалисты проходят тесты, сдают экзамены. Это система распространяется не только на российских разработчиков, этим правилам подчиняются представители всех стран-участниц проекта.

      Я считаю, такой контроль необходим. Более того, мы уже привыкли к этим правилам игры еще по предыдущим совместным с ЕКА проектам. Это хорошая система, которая убирает все огрехи на предварительных этапах. Здесь у нас проблем нет.

      - В чем выражается основная цель этой миссии?


      - Проект нацелен на поиск следов прошлой или настоящей жизни на Красной планете. Аппарат TGO будет исследовать газы, в том числе метан, если он там имеется. Сейчас идет большой спор, есть ли там метан вообще. Дело в том, что метан очень быстро разрушается ультрафиолетовым излучением в атмосфере. Поэтому, если получится доказать присутствие этого газа на Марсе даже в небольших количествах, значит он постоянно пополняется. Вулканов, которые могли бы его выбрасывать на поверхность, на Марсе нет, поэтому сам факт наличия метана может косвенно подтвердить присутствие разлагающих биоматериалов.

      - Ранее Роскосмос предлагал ЕКА участвовать в нашей лунной программе? В каком состоянии эти переговоры?


      - Специальное совещание с ЕКА по вопросам участия европейцев в нашей лунной программе запланировано на вторую половину февраля. Они очень заинтересованы в нашем предложении. Ранее в ЕКА был свой лунный проект, но он не получил одобрения на Евросоюза в 2012 году, поэтому европейское "лунное" сообщество очень заинтересовано в сотрудничестве с нами.

      Если в проекте "ЭкзоМарс" ЕКА доминирует, то по Луне возникает обратная ситуация, здесь ведущие - мы. В миссии "Луны-25" в 2016 году участие наших европейских коллег будет минимальным. Они создадут систему точной посадки.

      В миссии "Луна-27", которая запланирована на 2019 год, участие ЕКА будет намного шире. Прежде всего, за ЕКА создание буровой установки. Для исследования Луны она не менее важна, чем для Марса.

      - Для чего необходима система точной посадки, как она работает?


      - Она позволяет сесть в указанной точке. Если мы хотим сделать на Луне некий форпост, высадить в одном районе несколько аппаратов для того, чтобы иметь возможность перегружать грунт с одного на другой, нам нужна кучность. Без системы точной посадки в этом случае не обойтись. К сожалению, российская техника пока не дает такой точности, а вот с помощью европейской системы мы можем увеличить точность до десятков метров. Для нас это интересно, поскольку в перспективе мы говорим о создании такого лунного полигона, лунной станции, где мы сосредоточим всю нашу активность.

      Как работает европейская система? Она наблюдает за рельефом подстилающей поверхности, выбирает реперные точки и в самый последний момент перед посадкой автоматически корректирует работу двигателей. Подобные технологии используются в системах наведения высокоточного оружия.

      - Какое достижение в области космических исследований вы бы могли назвать главным в 2013 году?


      - Одним из важнейших открытий я бы назвал достижение, сделанное недавно телескопом "Хаббл". С его помощью удалось сфотографировать выбросы водяного пара на спутнике Юпитера Европе.

      Известно, что Европа покрыта слоем льда толщиной несколько километров. При такой низкой температуре он крепче стали. Предполагается, что под этим льдом может быть океан из жидкой воды. Мы много думали, как "залезть" под этот лед.

      В конце 2013 года через телескоп "Хаббл" впервые удалось увидеть, что в моменты максимального приближения Европы к Юпитеру лед на ее поверхности трескается под воздействием приливных гравитационных сил и на высоту около 200 км выбрасываются струи пара, содержащие жидкую воду.

      Это открытие заставляет нас скорректировать и наши планы в исследовании Юпитера и его спутников. Возможно, при полете к Европе даже не понадобиться садиться на нее, а будет достаточно провести космический аппарат через эти струи. Ученые надеются, что удастся найти в них не только воду, но и множество всевозможных включений, в том числе органических.

      - Основная опасность путешествия к Европе заключается в высоком уровне радиации. Как можно защитить аппарат от воздействия лучей?


      - Радиация страшна в том случае, если космический аппарат слабо защищен. Наиболее уязвимая часть - электроника системы управления. Кроме того, идет медленная деградация вещества корпуса, панелей солнечных батарей. Если не быть скованными в массе выводимой нагрузки, можно сделать хорошую защиту, которая прикроет все чувствительные блоки. В России сейчас обсуждается возможность создания сверхтяжелой ракеты-носителя. И хотя главной задачей для него будет пилотируемая программа, для нас этот носитель будет интересен тем, что сможет существенно снизить ограничения по выводимой массе космического аппарата и прикрыть «увесистой» защитой его наиболее критические элементы.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.