Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Врио начальника управления (по работе с верующими военнослужащими) Главного управления по работе с личным составом Вооруженных сил Российской Федерации Игорь Семенченко: "Священнослужители позитивно влияют на атмосферу в воинских коллективах"

      О роли войскового и флотского духовенства в современной российской армии "Интерфаксу-АВН" рассказал врио начальника управления (по работе с верующими военнослужащими) Главного управления по работе с личным составом Вооружённых сил Российской Федерации Игорь СЕМЕНЧЕНКО.

      - Игорь Васильевич, сколько священников сегодня в российской армии? Кому они подчиняются?


      - В настоящее время в российской армии служат около ста войсковых и флотских священнослужителей. За последнее время, менее чем за год, на штатные должности помощников командиров (начальников) по работе с верующими военнослужащими в Минобороны России назначено более шестидесяти священнослужителей.

      Теперь о подчинённости. Священнослужители остаются представителями своего религиозного объединения. В религиозной деятельности они руководствуются внутриконфессиональными установлениями и подчиняются своему священноначалию.

      После принятия министром обороны решения о назначении священнослужителя помощником командира (начальника) по работе с верующими военнослужащими командир воинской части, в которую он назначается, заключает с ним трудовой договор. В соответствии с договором на священнослужителя возлагаются определенные должностные обязанности, и по служебным вопросам он подчиняется командиру воинской части.

      - Корректно ли сравнение должности войскового священника с должностью замполита?


      - Нет, некорректно. Задача священнослужителей в Вооружённых силах - создать с учётом особенностей военной службы необходимые условия для реализации верующими военнослужащими своих религиозных потребностей.

      Надо сказать, что российская армия давно и плодотворно взаимодействовала с церковью задолго до введения должностей заместителей по политической части. До революции во многих полках и соединениях были свои штатные священники, и все они являлись членами организованной структуры, во главе которой стоял протопресвитер военного и морского духовенства. Так что имеется богатый опыт, накопленный веками.

      - То есть многое берется из прошлого?


      - Когда начиналась эта работа, изучался опыт российской, еще царской армии. Исторический опыт очень ценен для нас. И мы его не только используем, но и стараемся развивать, учитывая при этом, что живем в новой России и работаем в иных условиях.

      - Какая работа сегодня проводится войсковыми священниками?


      - Прежде всего, священнослужители призваны создать условия для реализации военнослужащими конституционного права на свободу вероисповедания, а у нас в Вооружённых силах около 70 процентов военнослужащих верующие. Важнейшей задачей является формирование у военнослужащих сознательной мотивации исполнения воинского долга на основе духовных и нравственных ценностей традиционных религиозных объединений России.

      Возникают и новые задачи, связанные с учетом ситуации в мире и обществе. В частности, мы ставим задачу профилактики религиозного экстремизма, чего раньше не было. Кроме того, мы обязаны, и никто кроме нас этого не сделает, изучать религиозность военнослужащих и влияние её на выполнение задач по предназначению. Нам необходимо также знать религиозную обстановку в местах дислокации войск (сил) и по возможности прогнозировать её развитие.

      - Были ли прецеденты, когда представители каких-либо религий пытались негативно влиять на сослуживцев?


      - За три года, пока мы работаем, конфликтов на религиозной почве зафиксировано не было.

      Более того, мы заметили, что верующим людям, представителям традиционных религиозных объединений России, проще общаться друг с другом. Например, у нас есть соединения, где молитвенные комнаты для православных и мусульман расположены рядом, и это не вызывает никакой напряженности.

      - Каким образом происходит взаимодействие священников разных конфессий друг с другом?


      - Например, в Санкт-Петербурге в составе отделения по работе с верующими военнослужащими управления по работе с личным составом Западного военного округа два православных священника и один мусульманин совместно решают поставленные задачи. В Южном военном округе в составе отделения по работе с верующими военнослужащими трудятся православный священнослужитель – полковник запаса и имам. Они часто и по войскам вместе ездят. В Бурятии штатный лама из соединения в городе Кяхта в интересах православных военнослужащих взаимодействует с местными батюшками.

      У нас формируется уникальный коллектив войсковых и флотских священнослужителей. Представители традиционных религиозных объединений России объединены общим делом, ежедневно решают схожие задачи и с уважением относятся друг к другу.

      - Как в целом изменилась атмосфера в Вооруженных силах с тех пор, когда духовенство начало возрождаться в армии?


      - С приходом священнослужителей в воинские коллективы не может все в одночасье измениться. Но у нас нет сомнений, что священнослужители, как проводники духовных и нравственных ценностей традиционных религиозных объединений России, позитивно повлияют на атмосферу в воинских коллективах. В том числе и своим личным примером.

      - Какое число в войсках мусульман, буддистов из общего числа священников?


      - В настоящее время из общего числа штатных священнослужителей два мусульманина и один буддист.

      - В какие сроки планируется укомплектовать все штатные должности священнослужителей?


      - В первую очередь, нас интересует качественный подбор кадров. Священнослужитель должен обладать высокими нравственными качествами, быть грамотным специалистом, уметь работать с людьми, в конце концов, обладать необходимым физическим здоровьем. Поэтому нам не ставится задача как можно быстрей укомплектовать все штатные должности.

      Кроме того, подбор кандидатов для комплектования должностей войсковых и флотских священнослужителей – дополнительная нагрузка на традиционные религиозные объединения России и, прежде всего, на Русскую Православную Церковь. Необходимо время, чтобы качественно решать кадровые вопросы, гонки здесь быть не должно.

      - Какой процент российских военнослужащих считают себя атеистами?


      - По данным Научно-исследовательского центра (социологического) Вооруженных сил Российской Федерации, атеистами считают себя около семи процентов военнослужащих. Эта цифра незначительно меняется из года в год. Каждый имеет право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Мы против прозелитизма, против навязывания религиозных взглядов и запрещаем вести миссионерскую работу в воинских коллективах. В армии не нужно создавать напряжение.

      - На какие средства оборудуются молельные комнаты в воинских частях?


      - Министр обороны дал указание в соединениях и на кораблях первого ранга при наличии такой необходимости выделить помещения для оборудования молельных комнат. Оформление и наполнение их религиозными предметами и утварью – дело священнослужителей и соответствующих религиозных объединений.

      - Участвуют ли священники в боевой подготовке в войсках. Например, в ВДВ прыгают ли с парашютом?


      - Некоторые священнослужители, которые служат в соединениях морской пехоты, ВДВ, спецназа, прыгают с парашютом, знают, как обращаться с оружием и военной техникой. Ведь многие имеют опыт военной службы и эти навыки приобрели тогда, когда служили в армии и на флоте. Но прыгать священнослужителю с парашютом совсем не обязательно, для него необходимо всегда оставаться священнослужителем, пастырем. У священнослужителя своё оружие – его вера, его авторитет, его пастырское слово.

      В то же время, приходя в воинскую часть, он должен понимать, какие цели стоят перед соединением, в том числе и в ходе боевой подготовки, знать, какие задачи выполняют военнослужащие и какие нагрузки - физические, психологические - они испытывают.

      В некоторых случаях священнослужителю проще найти общий язык с военнослужащими, если он ходит с ними в морские походы, прыгает с парашютом, физически развит и подтянут. Нельзя не учитывать особенности воинского коллектива, где тяготы и лишения воинской службы ложатся на всех, и помощник командира по работе с верующими – не исключение.

      Штатные священнослужители – полноправные члены нашего большого воинского организма, и они должны знать, как этот организм устроен и функционирует. Поэтому для них предусмотрено повышение квалификации по общим вопросам военной службы на базе Военного университета. Первая группа священнослужителей уже прошла обучение весной этого года.

      - В чем сходство наших священников и капелланов в армиях стран НАТО?


      - Опыт работы священнослужителей в армиях зарубежных государств, конечно, представляет для нас определённый интерес. Но я бы не хотел останавливаться на формах и методах работы с верующими военнослужащими в иностранных армиях. Гораздо важнее то, что в Вооружённых силах Российской Федерации после почти столетнего перерыва вновь формируется институт войскового и флотского духовенства. У России своя история, свои духовные и национальные особенности. Оглядываясь в прошлое и изучая опыт других, мы движемся вперёд.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.