Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Генеральный директор ОАО "Воентелеком" Александр Давыдов: "В какой-то момент было ощущение, что мы компанию просто не спасем"

В решении задач обеспечения войск надежной и бесперебойной связью, внедрении в Вооруженные силы современных информационных технологий особая роль отводится многопрофильному телекоммуникационному холдингу ОАО "Воентелеком". О том, над какими проблемами работает компания, рассказал "Интерфаксу-АВН" генеральный директор ОАО "Воентелеком", доктор технических наук Александр Давыдов.

      - Александр Евгеньевич, Вы относительно недавно возглавили "Воентелеком", какие задачи считаете для себя приоритетными?


      - Мне пришлось возглавить "Воентелеком" в очень не простой для организации период, что само по себе внесло определенные коррективы в мои первоначальные планы. Наличие существенных финансовых затруднений на фоне неисполненных перед нашим основным заказчиком – Минобороны обязательств по гособоронзаказу, потребовало от меня на некоторое время переключиться с реализации стратегических целей на решение тактических задач, связанных, главным образом, с необходимостью обезопасить организацию от перспективы банкротства. И в этом смысле как для любого смотрящего в будущее руководства, вынужденно прибегающего к так называемым непопулярным или антикризисным мерам, для нас наиважнейшим приоритетом стало сохранение кадрового потенциала. Сокращение расходов, в том числе на фонд оплаты труда, всегда болезненно сказывается на коллективе. Но мы постарались сделать все возможное, чтобы не допустить массового оттока специалистов.

      Другим важнейшим приоритетом остается исполнение гособоронзаказа. К сожалению, в 2011-2012 годах он выполнен не был. Мы до сих пор имеем крайне низкие показатели его исполнения. К примеру, по сервисному обслуживанию техники связи и РЭБ за 2012 год мы выполнили работы лишь на 30 процентов. Не густо для середины 2013 года. С этой ситуацией надо бороться, ее надо исправлять.

      Мы надеемся, что уже в 2013 году эти показатели заметно улучшатся. Однако это станет возможным в процессе серьезной реорганизации и санации общества, которую планируется завершить в первом квартале следующего года. Это также является одним из основных приоритетов.

      - Чем вызвано то, что гособоронзаказ оказался выполненным лишь на треть?


      - Причин достаточно много. Среди них и слабая организация работ внутри компании, которая в 2012 году пережила период экстенсивного роста. Напомню, что в ОАО «Воентелеком» в виде филиалов были переданы 17 дочерних зависимых обществ ОАО «Ремвооружение», и в их числе 9 ремонтных заводов. Согласитесь, быстро отладить все бизнес-процессы в новой структуре без проведенной заранее аналитической работы довольно проблематично. Кроме того, убыточность подавляющего большинства филиалов создала дополнительную финансовую нагрузку на головную компанию, да и сама по себе форма присоединения тех же заводов в виде филиалов показала свою несостоятельность.

      - Из трудно решаемых и наиболее часто встречающихся проблем нельзя не отметить недостаток квалифицированных работников, способных обслуживать сложные образцы военной техники, отсутствие ремонтной документации и запчастей на них, которые давно сняты с производства.

      Есть также ряд проблем, связанных, на мой взгляд, с излишней забюрократизированностью и неточностью тех или иных формулировок в контрактах и соответствующей их трактовкой заказчиком и исполнителем.

      Однако по этому направлению в настоящее время ведется активная совместная с Минобороны работа, а, значит, есть основания полагать, что проблема будет решена уже в ближайшей перспективе.

      - Какая доля гособоронзаказа в общем объеме производства "Воентелекома"?


      - Доля гособоронзаказа в общем портфеле "Воентелекома" сегодня составляет приблизительно 97 процентов. На коммерческий сегмент приходится оставшаяся незначительная часть, которая формируется в основном спросом на услуги по расчету электромагнитной совместимости.

      Тем не менее мы планируем самым активным образом развивать коммерческую составляющую внутри "Воентелекома" по двум причинам.

      Первая причина очевидна – как хозяйствующий субъект мы обязаны извлекать прибыль. Наверное, можно было бы и дальше продолжать зарабатывать только на нуждах Минобороны, однако, если мы хотим развиваться, более устойчиво чувствовать себя на рынке и расширять свои компетенции в профессиональной области, нам не следует оставаться организацией одного заказчика.

      Вторая причина определяется тем, что именно коммерческий сегмент сегодня способен нам дать совершенно иное видение того, как должна в современных условиях развиваться военная связь и какие возможности она должна предоставлять. Ведь если раньше все инновации и прорывные решения в этой сфере сосредотачивались в недрах научно-исследовательских институтов и лабораторий силовых ведомств, затем внедрялись в военные системы и только потом как результаты конверсии предлагались общественности, то сегодня они все чаще приходят к нам из открытого рынка. И, наоборот, пройдя некоторую адаптацию, внедряются в войска.

      Этому есть логическое объяснение. Жизненный цикл военных систем, так же как и раньше, измеряется иногда ни одним десятилетием. Им свойственен консерватизм хотя бы потому, что любая их модернизация влечет за собой массу организационно-технических проблем. Цикл же обновления технологий на гражданском рынке, возьмем те же телекоммуникации и радиоэлектронику, постоянно сокращается и сейчас уже составляет для отдельных изделий от 6 до 18 месяцев.

      Поэтому гражданский рынок объективно является технологически гораздо более продвинутым и может послужить хорошим катализатором, который позволит Вооруженным силам сделать такой необходимый и давно ожидаемый технологический рывок в области связи.

      Таким образом, развивая коммерческое направление, мы с одной стороны сможем уйти от сложившейся олигополии и обеспечить финансовую стабильность компании, а с другой – находясь на острие технологий, получим возможность предложить лучшие из них Вооруженным силам.

      - Как обстоят дела с заключением контрактов в рамках гособоронзаказа на этот год?


      - В этом году вновь открывающиеся крупные контракты по нашей основной тематике запланированы на осень. Мы заключили пока только один контракт по ремонту техники РЭБ, но одновременно продолжаем вести несколько долгосрочных контрактов.

      Откровенно говоря, для нас это стало проблемой, поскольку мы вот уже полгода фактически живем на свои собственные средства, продолжая, тем не менее, выполнять все необходимые задачи по поддержанию в боевой готовности системы связи. В частности, наши специалисты регулярно осуществляют техническую поддержку и обслуживание развернутых узлов, оборудования и каналов связи, выезжают на объекты по оперативным заданиям Главного управления связи, принимают участие в учениях, несколько смен круглосуточно трудится на пункте управления связью.

      - Кто виноват в том, что подписание контрактов так затянулось?


      - Мне бы не хотелось искать виноватых в несвоевременном размещении контрактов, тем более что мое появление в "Воентелекоме" пришлось на тот момент, когда гособоронзаказ 2013 года был уже сформирован. Очевидно, были допущены ошибки в планировании, возможно в этом есть доля вины и "Воентелекома". Сейчас нужно просто работать, чтобы не допускать аналогичных просчетов в будущем.

      Мы уже сделали соответствующие выводы и предприняли необходимые меры, чтобы в следующем году ситуация не повторилась. К тому же я убежден, что не окажись мы в финансово сложных обстоятельствах, запаса прочности нам бы вполне могло хватить и до конца нынешнего года, и это не стало бы такой уж серьезной проблемой.

      - С учетом этого обстоятельства есть ли у "Военлекома" необходимые ресурсы для того, чтобы успешно решать столь масштабные задачи? Я имею ввиду, не только финансовые, но и кадровые.


      - Вы совершенно справедливо отметили, что кадровая проблема остается одной из самых актуальных, и я уже упоминал об этом. Практически каждая отрасль сегодня испытывает кадровый голод, и мы в этом плане не исключение. Что касается непосредственно тех людей, которые работают у нас - это специалисты самого разного профиля, начиная от монтажников и механиков, ремонтирующих и обслуживающих образцы вооружений, до инженеров высочайшей квалификации, которые обеспечивают пуско-наладку, тестирование и испытания сложного сетевого оборудования и объектов связи. От работы каждого из них зависит и общий уровень боеготовности войск.

      Мы, конечно же, испытываем дефицит этих специалистов, тем более что оборудование, которое нам необходимо устанавливать на объекты имеет свои особенности и специфику. Соответственно тех, кто однажды его освоил, нам необходимо удерживать. В то же время наши двери всегда открыты для профессиональных и небезразличных людей, готовых учиться и развиваться и желающих помимо достойной зарплаты выполнять важную государственную задачу.

      - Специфика работы "Воентелекома" такова, что с улицы таких специалистов не наберешь, они должны иметь соответствующую подготовку, получить необходимые допуски для работы на режимных объектах.


      - Это действительно так. Работа с государственной тайной – неотъемлемый атрибут нашей профессии. Но это не должно смущать тех молодых людей, которые часто считают наличие формы ограничением своей свободы на выезд за рубеж для отдыха и путешествий. Ограничения на выезд, безусловно, существуют, но у нас они, как правило, касаются небольшого круга людей.

      - Какие меры предпринимаются для обеспечения надежной защиты каналов связи от несанкционированного доступа?


      - Это очень сложный системный вопрос, крайне актуальный не только для нас, а для страны в целом. Проблему информационной безопасности в техническом плане можно разбить на две составляющие.

      Первая касается непосредственно обеспечения безопасности информации при ее передаче по сетям и каналам связи. Она решается преимущественно применением средств криптографической защиты информации. И в этой области мы не испытываем недостатка в предлагаемых отечественными разработчиками решений. Скорее, наоборот, хотелось бы большей их унификации.

      Другая же составляющая – обеспечение безопасности связи от разрушающих информационных и радиоэлектронных воздействий или так называемая сетевая безопасность – является самой что ни на есть головной болью.

      Проблема состоит в том, что для организации связи в виду отсутствия собственной инфраструктуры "Воентелеком" заказывает необходимые услуги у коммерческих операторов связи, сети которых развернуты на импортном оборудовании. Это касается и фиксированной, и мобильной, и спутниковой компонент. Фактически вся единая сеть электросвязи России находится в жесточайшей технологической зависимости и по этой причине не может служить доверенной средой и надежной основой для системы управления войсками, так как в любой момент может контролироваться и управляться вероятным противником.

      Мы, безусловно, предпринимаем все имеющиеся в нашем распоряжении средства обеспечения информационной и сетевой безопасности, используем механизмы фильтрации трафика, криптографической идентификации и аутентификации абонентов, шифрования и резервирования. Однако полноценно и гарантированно решать вопросы безопасности связи можно только тогда, когда в стране на сетях будет использоваться российское телекоммуникационное оборудование, а еще лучше – будет создана единая выделенная сеть на его основе в интересах государственного управления.

      Наверняка у кого-то данное высказывание вызовет определенную долю скепсиса, мол, это невозможно. Как можно конкурировать с Cisco, Juniper, Huawei или Alcatel-Lucent? Однако я убежден в обратном. В России есть прекрасные разработчики, есть те, кто научились организовывать высокоэффективные производства, появились люди, умеющие правильно спозиционировать высокотехнологичный продукт на рынке. И основная их проблема не в том, что они чего-то не могут сделать на мировом уровне, а в том, что крупнейшие потребители такой продукции никак не хотят отказаться от зарубежных вендоров в пользу отечественных решений. Пока это будет так, Россия и впредь будет кормить чужие экономики, ставя под угрозу собственную безопасность.

      Ведь посмотрите, практически каждое ведомство сегодня имеет собственную сеть, иногда не одну, службы эксплуатации, бюджет на НИОКР и осваивает его в том числе на разработку телекоммуникационного оборудования и средств защиты информации. А когда доходит до серии, закупает импорт! Фактически, кроме отданного на откуп зарубежным вендорам открытого телекоммуникационного рынка, мы искусственно создаем им дополнительный – в виде силового блока и органов государственной власти вместо того, чтобы создать единую сеть для всех, разделив ее ресурсы логически, как это делают во всем мире.

      Более того, многие предприятия ОПК за государственные деньги в рамках ФЦП Минпромторга осуществляют программы технического перевооружения, создают производственные мощности под освоение на них результатов НИОКР. А в итоге они загружаются не более чем на 5-15%, так как отсутствует сбыт. Разве это допустимо?

      На мой взгляд, государству необходимо в этой области навести порядок. Уверен, если сконцентрировать правильным образом ресурсы и направить их на локализацию разработок и производства внутри страны и обеспечить главным образом их сбыт, мы не только обеспечим безопасность жизненно важной инфраструктуры, но и стимулируем естественный рост высокотехнологичных рабочих мест, не говоря уже о потенциальной возможности выхода на другие рынки.

      - "Воентелеком", как известно, входит в состав "Оборонсервиса". Скандал вокруг "Оборонсервиса" как-то повлиял на имидж вашей компании. Не секрет, что и в "Воентелекоме" выявлены серьезные нарушения, с которыми сейчас разбираются правоохранительные органы.


      - Давайте говорить откровенно, имидж "Воентелекома" и до скандалов в "Оборонсервисе" не был безупречным. Нам предстоит еще многое сделать для его улучшения, тем более что сама организация, люди которые в ней работают, дело которое они делают, этого заслуживают.

      Нами и сейчас занимаются правоохранительные органы, да и кроме них за последнее время нас проверило достаточно много различных инстанций, был проведен аудит финансово-хозяйственной деятельности компании, который определил банкротное состояние и невозможность выполнения своих обязательств уже на первое января нынешнего года. Именно этими результатами мы установленным порядком отчитались перед материнской компанией и советом директоров. Нарушений, нанесших серьезный ущерб организации, действительно зафиксировано очень много, и в какой-то момент возникало ощущение того, что организацию мы просто не спасем. Но комментировать их мне бы не хотелось. Моя задача состоит в том, чтобы обеспечить нормальный рабочий процесс и развитие "Воентелекома" даже в этих непростых условиях и с теми проблемами и перспективами, с которыми он столкнулся.

      Очень важно, что руку помощи нам протянуло руководство Минобороны. И на сегодняшний день для нас принят ряд ключевых решений, в соответствии с которыми мы проводим процедуру санации предприятия, причем меры предпринимаем самые разнообразные для того, чтобы уже к концу нынешнего года "Воентелеком" мог встать на ноги, восстановить свою работоспособность, а начиная с 2014 года начал эффективно функционировать при исполнении государственного оборонного заказа.

      - Руководством военного ведомства было объявлено, что входящие в состав "Оборонсервиса" структуры, "Авиаремонт", "Ремвооружение", "Спецремонт", а также "Воентелеком" будут переданы промышленности. Как решается этот вопрос?


      - Действительно, руководством Минобороны озвучивались планы по передаче ремонтных заводов промышленности. В отношении того же "Авиаремонта" этот процесс уже начался. Что касается "Воентелекома", то он стоит особняком, на что обратил внимание в одном из интервью заместитель министра обороны Юрий Иванович Борисов.

      "Воентелеком" исполняет очень много специфических задач в интересах Главного управления связи, обеспечивает эксплуатацию многих объектов. Поэтому, насколько нам известно, передавать "Воентелеком" министерство обороны РФ пока никому не намерено.

      - Как у Вас строятся отношения с новым руководством военного ведомства. Судя по вашим словам, оно вас во всем поддерживает?


      - Так оно и есть. Нам было уделено достаточно много времени и самое пристальное внимание со стороны министерства обороны. Новое руководство понимает те сложности и проблемы, в которых мы оказались. Могу лишь добавить, что такая позиция нового руководства военного ведомства в отношении "Воентелекома" позволяет нам с уверенностью смотреть в будущее.

      - Сообщалось, что на Дальнем Востоке планируется создать модернизированный пункт управления связью, оснащенный современным цифровым телекоммуникационным оборудованием, который должен стать очередным шагом в создании объединенной автоматизированной цифровой системы связи Вооруженных сил. Как обстоят дела с решением этой задачи?


      - На мой взгляд, это перспектива не 2013 года. Сейчас идет верстка плана на 2013-2014 и последующие годы, определяется перечень объектов для оснащения. Сеть пунктов управления связью должна развиваться, и наверняка модернизированный пункт управления связью также будет там присутствовать. Но я думаю, что это перспектива следующего года.

      - Как взаимодействует "Воентелеком" с гражданскими телекоммуникационными компаниями? Являетесь ли вы конкурентами так называемой "большой тройки"?


      - "Воентелеком" – это специализированный оператор, и назвать нас конкурентом "большой тройки" или "Ростелекома", было бы преувеличением. Мы в большей степени являемся партнером и заказчиком услуг, так как практически не имеем своей собственной инфраструктуры.

      Операторы "большой тройки" со своей стороны также обращаются к нам за услугами по расчету электромагнитной совместимости. Одним словом, мы сотрудничаем на взаимовыгодных условиях. В каких-то случаях они выступают у нас заказчиками, в каких-то мы у них.

      Если говорить об операторской деятельности "Воентелекома", то она затрагивает социальные обязательства Минобороны перед семьями военнослужащих. Мы обслуживаем на сегодняшний день 15 тыс. семей военнослужащих, предоставляя им услуги связи. Это Интернет, телевидение и телефония в отдаленных военных городках.

      - Для "Воентелекома" это чисто коммерческий проект или данные работы выполняются в рамках гособоронзаказа?


      - Гособоронзаказом эти работы не предусмотрены, в нем отсутствуют соответствующие статьи затрат, а учитывая модель предоставления услуг, его и коммерческим-то назвать нельзя. Особенность военных городков состоит в том, что они зачастую находятся в таких географически удаленных районах, что коммерческому оператору связи заходить туда совершенно бесперспективно, поскольку инвестиции свои он там не "отобьет". Поэтому для "Воентелекома", как и для ряда других операторов – это проект больше социально направленный, чем коммерческий.

      -Из-за этого военные городки могут столкнуться с серьезными трудностями, в связи с тем, что при старте проекта прежним руководством Минобороны не до конца была проработана вся система оказания услуг. Дело в том, что условиями контрактов были предусмотрены только строительство инфраструктуры военных городков и тестовая эксплуатация. На тендерной основе несколько операторов выиграли конкурсы, и, выполнив свои обязательства по тестовой эксплуатации, сдали эту инфраструктуру Минобороны. При этом вопрос дальнейшего оказания услуг остается открытым из-за отсутствия на сегодняшний день четкого и понятного механизма, позволяющего оператору вести коммерческую деятельность, извлекая прибыль.

       Себестоимость предоставления услуг крайне высока из-за необходимости содержать "последнюю милю" и арендовать инфраструктуру, принадлежащую Минобороны, а количество семей военнослужащих относительно не велико. В результате мы имеем минусовой ARPU и потерю интереса со стороны операторов выходить на этот рынок. Сейчас совместно с Минобороны мы пытаемся решить эту проблему.

      - Какие ваши планы в отношении компании "Основа Телеком", в которой "Воентелекому" принадлежит блокпакет акций? Рассматривается ли возможность его продажи? Если да, то ведутся ли реальные переговоры по этому вопросу?


      -Мы действительно являемся 25 процентным акционером "Основы Телеком". Несколько раз мы проводили совещания совместно с руководством "Основы-Телеком" и "Айкоминвеста" с тем, чтобы вникнуть в работу компании, понять сильные и слабые стороны проекта. Когда мы рассматривали деятельность "Основы Телеком", то прорабатывали абсолютно все возможные сценарии, которые могли бы быть интересны нашему основному акционеру. Продажа блок пакета акций тоже рассматривалась. Свои предложения мы уже сформировали, передали их Минобороны РФ и ждем от них реакции. Пока окончательных решений не принято, поэтому до реальных переговоров относительного будущего нашего участия в "Основе Телеком" мы не ведем.

      Сообщалось, что в 2011 году "Основа Телеком" получала частоты LTE с условием, что построит для Минобороны сеть спецсвязи. Сохраняются ли эти планы? Нужна ли такая сеть Минобороны?


      - Если говорить про Минобороны, то такая сеть, безусловно, нужна. И мы с Вами чуть раньше об этом уже говорили. Но развивать ее можно только теми способами, о которых я упоминал. В этом смысле сеть "Основы Телеком" ничем не отличается от сетей других операторов связи. Если же говорить о построении некой подсистемы, обеспечивающей защиту информации, то таких работ "Основой Телеком" сейчас не ведется.

      - Как идет техническое перевооружение предприятий компании, сколько на это выделено средств?


      - Преимущественно "Воентелеком" осуществляет техническое перевооружение своих филиалов и ремонтных заводов за собственный счет. У нас только один филиал, это Рыбинский 190-й ремонтный завод, входит в программу технического перевооружения Минпромторга. Суммы бюджетных ассигнований там не велики, но, тем не менее, мы считаем это существенной поддержкой, поскольку на нее возможно закупать необходимое для ремонта оборудование и приборный парк.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.