Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны РФ Сергей Кошелев: "Россия и НАТО довольно успешно реализуют ряд программ по сотрудничеству"

В преддверии организуемой по инициативе Министерства обороны РФ Московской международной конференции по проблемам европейской безопасности начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны Сергей Кошелев дал интервью "Интерфаксу-АВН" и газете "Красная Звезда"

      - Сергей Михайлович, какие задачи у конференции, кто на нее приглашен, почему она нужна?


      - 23 – 24 мая в Москве состоится представительная международная конференция «Военные и политические аспекты европейской безопасности». На нее мы пригласили руководителей министерств обороны государств НАТО, Евросоюза, СНГ и ОДКБ. Мы получили подтверждение от американцев, что они будут принимать активное участие в конференции. В делегации есть представители госдепартамента США, в частности, и.о. старшего заместителя госсекретаря США по контролю за вооружениями и международной безопасности Роуз Геттемюллер, а также представители Пентагона.

      В общей сложности мы рассчитываем, что к нам приедут порядка 200 – 220 иностранных гостей. И с учетом того, что тема конференции связана с европейской безопасностью, мы рассчитываем, что в ней примут активное участие представители европейских грандов – Германии, Франции, Италии, Великобритании. Эти страны будут представлены на уровне министров обороны или их заместителей, директоров департаментов по международным делам, по вопросам стратегической безопасности.

      Главный вопрос – зачем Министерству обороны РФ нужна такая конференция? Не буду скрывать, что при подготовке нынешней конференции мы активно использовали позитивный, на наш взгляд, опыт организации Министерством обороны в мае прошлого года международной конференции по вопросам противоракетной обороны (ПРО).

      Можно по-разному оценивать эффективность той конференции. Кто-то говорит, что она осталась незамеченной, кто-то говорит о том, что мы не дали возможности всем выступить и изложить точку зрения, кто-то говорит наоборот о том, что конференция была весьма успешной, и она позволила понять позиции сторон. То есть весь спектр оценок присутствует, и мы считаем: главное, что эта конференция была очень полезной для того, чтобы получить более четкое понимание – кто и как оценивает перспективы развития ситуации на европейском континенте в связи с развертыванием элементов системы ПРО в Польше и Румынии, а также размещения кораблей с системами Aegis вблизи Турции и Испании.

      Для Минобороны РФ, я считаю, это мероприятие было исключительно полезным, потому что мы провели дополнительный военно-технический анализ возможных последствий развертывания средств ПРО, которые планируется «посадить» в Европе, их влияния на эффективность российских Стратегических ядерных сил (СЯС).

       И что самое главное: мы представили результаты нашего компьютерного моделирования, которые наглядно показали, почему американские утверждения о ненаправленности европейского сегмента ПРО против России не соответствуют истине.

      Проблему ПРО – хотим мы того или нет – мы не сможем обойти на предстоящей конференции. Она станет одной из тем форума.

      Учитывая позитивный опыт конференции по ПРО, в Минобороны России возникла идея использовать его и в нынешнем году. Тема конференции – европейская безопасность с военной и политической точки зрения - по сути, лежала на поверхности. Она очень важна и волнует все европейские страны.

      Что мы имеем сейчас, какие процессы в области обычных вооружений происходят сегодня, кто такие страны НАТО и Россия и что такое Совет Россия – НАТО (СРН)? Кстати, это – фундаментальный вопрос: мы кто – соперники, попутчики, партнеры, друзья или враги. Это перечисление можно долго продолжать. Главное, мы хотели бы понять, во-первых, как мы видим друг друга в Европе? Во-вторых, какие угрозы безопасности сегодня существуют в Евроатлантике? В-третьих, какие вооруженные силы сегодня нужны странам Европы, и для отражения каких угроз? Я считаю, что это – главные вопросы, ответы на которые мы будем пытаться найти в ходе конференции.

      Сегодняшний расклад сил в Европе складывался со времен II-й мировой войны. Был период противостояния двух систем, двух военных машин – НАТО и Варшавского Договора. Достаточно эффективно действовал Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Все это было актуально в 80-е годы прошлого столетия и, как мы теперь видим, до того момента, когда началась дезинтеграция Советского Союза, когда прекратил свое существование Варшавский Договор, то есть система радикально изменилась.

      Сегодня у нас нет идеологических противоречий, как это было в годы «холодной войны», когда единственным критерием обеспечения безопасности была военная мощь. Ты умеешь защищаться, у тебя есть за душой серьезные военные аргументы, значит, ты – состоявшееся государство. Если нет – значит, горе тебе.

      Что произошло затем? Механизмы безопасности в Европе, которые формировались в 80 – 90-е годы прошлого столетия, себя изжили. Каких-либо новых механизмов на замену ДОВСЕ на сегодня пока не просматривается.

      Попытки реанимировать ДОВСЕ ни к чему не привели. В 2007г. Россия приостановила свое участие в этом Договоре, и фактически сложилась парадоксальная ситуация, когда многосторонний договор утратил свою актуальность и жизнеспособность в результате выхода из него только одного государства. О чем это говорит? Весь Договор держался только на одном государстве. И если вспомнить, что этот Договор предусматривал меры верификации, взаимных инспекций, транспарентности, доверия, которые позволяли убедиться в состоянии вооруженных сил, мы оценивали ситуацию таким образом: этот Договор нужен был для контроля Вооруженных Сил РФ.

      Никакого интереса у наших партнеров из НАТО контролировать друг друга не было и нет. Поэтому правильно ли говорить о том, что это был жизнеспособный Договор? В Минобороны РФ мы считаем, что когда этот Договор замышлялся, когда он разрабатывался, а также на начальном этапе его функционирования, он был нужен, эффективен, и он позволял достигать заданных целей. По мере развития отношений в Европе он свою актуальность утратил.

      Сегодня возникает резонный вопрос: а нужен ли нам другой документ, который позволял бы государствам быть уверенными в том, что никто не готовит каких-то внезапных ударов.

      Собственно говоря, ДОВСЕ и нужен был для того, чтобы государства-участники располагали информацией о состоянии вооруженных сил противоположной стороны и могли проверить ее достоверность. Не происходит ли чрезмерная концентрация сил? Нет ли каких-то перемещений войск, которые могут угрожать безопасности другого государства? Какие проводятся учения? Какие отрабатываются сценарии? Механизмы ДОВСЕ позволяли получать ответы на эти и ряд других вопросов. Этот Договор в значительной степени позволял понимать намерения другой стороны в плане военного строительства.

      Нужен ли Договор, подобный ДОВСЕ, Европе на перспективу или не нужен? Это как раз тот вопрос, который мы хотели бы обсудить, и послушать наших партнеров из военных ведомств – что они нам скажут, как они объяснят видение этих проблем и того, зачем возможный договор нужен в будущем. По поступающей информации, страны НАТО и США ведут работу над возможной концепцией будущего соглашения, которое могло бы прийти на смену ДОВСЕ.

      На конференции мы хотели бы вместе подумать и обсудить, какие новые факторы сегодня влияют на безопасность, что необходимо сделать для укрепления доверия.

       Я думаю, что мы будем готовы обсудить любые предложения наших партнеров. Главное – выйти на общее понимание, однако при непременном условии, что новые договоренности должны укреплять безопасность России, и ни в коем случае ее не ослаблять.

      - Изменилось ли что-либо в российском подходе к проблеме ПРО в связи с отказом США от 4-го этапа развертывания системы ПРО?


      - Не секрет, что советник президента США по национальной безопасности г-н Томас Донилон недавно был в Москве. Он привез предложения от американской стороны, связанные, в том числе, с проблемой ПРО. Естественно, тематика корректировки - не отказа, а корректировки – планов Соединенных Штатов в отношении 4-го этапа так называемого поэтапного адаптивного подхода – также звучала в ходе недавних переговоров между заместителем министра обороны России Анатолием Антоновым и заместителем министра обороны США г-ном Джимом Миллером. Эти переговоры прошли 30 апреля в Брюсселе.

      Хочу сразу сказать, что тематика ПРО очень серьезная, она уже стала одним из главных раздражителей в российско-американских отношениях.

      Мы хотим четко понять: какие последствия будет иметь для будущей противоракетной системы США временный отказ от реализации 4-го этапа. Нужно при этом учитывать, что сам этот 4-й этап не отменен. Из выступлений наших американских коллег следует, что если раньше предполагалось реализовать его после 2018 года, то сегодня нам говорят, что теперь он может быть реализован после 2022 года.

      Что касается четвертого этапа, то нас беспокоит не столько сам этот срок, сколько намерение США развернуть глобальную систему ПРО возле российских границ.

      На этом этапе предполагается развертывание средств, способных перехватывать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), то есть ракеты, которые на сегодня, помимо США, существуют только у РФ и КНР. Возникает вопрос, а что они будут перехватывать при их размещении в Европе? Поэтому четвертый этап адаптивного подхода по ПРО мы рассматриваем как рубеж, достигнув которого американцы смогут перехватывать российские ракеты.

      Но сказав все это, хочу подчеркнуть, что переговоры с нашими американскими партнерами будут продолжены. Мы получили предварительные разъяснения намерений и планов американской стороны. Мы задали ряд вопросов нашим американским коллегам. И ожидаем, что в самое ближайшее время, скорее всего после нашей конференции, мы сможем организовать очередную встречу по линии Антонов – Миллер и продолжим наш диалог.

      - Как Вы оцениваете нынешнее состояние отношений между Россией и НАТО?

      - Оценивая характер современных вызовов и угроз, а к таковым мы сегодня относим пиратство, терроризм, опасность попадания компонентов оружия массового уничтожения в руки террористов, и готовясь противостоять им, мы вместе с НАТО довольно успешно реализуем ряд совместных программ по сотрудничеству.

      Мы взаимодействуем с некоторыми натовскими странами в рамках Инициативы по сотрудничеству в воздушном пространстве (ИСВП), где мы отрабатываем совместные действия на случай угона или захвата гражданского воздушного судна. Мы участвуем в совместных программах тылового обеспечения на случай, если, скажем, по мандату ООН силы НАТО и РФ будут принимать участие в миротворческих операциях, то есть нам нужна такая совместимость - совместимость топлив, совместимость технических возможностей по заправке кораблей и самолетов.

      В последнее время мы развиваем такое направление, как сотрудничество на море по спасанию экипажей кораблей, терпящих бедствие. Сейчас проводится совместное российско-норвежское военно-морское учение «Помор-2013», в ходе которого под руководством российского командира совместно корабли двух стран отрабатывают определенные задачи, укрепляя слаженность действий на море.

      Еще один элемент – это сотрудничество в уничтожении боеприпасов, сроки использования которых истекли. Сейчас рассматривается проект такого сотрудничества в Калининградской области, где еще со времен Первой мировой войны накоплены значительные запасы боеприпасов, которые абсолютно непригодны и представляют собой опасность только от того, что они складированы. Вместе с некоторыми странами НАТО мы сегодня рассматриваем возможность утилизации этих боеприпасов как с использованием российских, так и западных технологий.

      Все это – небольшие штрихи, но что бы хотелось здесь выделить самое главное: мы вместе со странами НАТО видим сегодня, что у нас есть общие вызовы и угрозы безопасности. Мы видим, что у нас есть потенциал для того, чтобы совместными усилиями им противостоять.

      Однако нельзя сказать, что наши отношения с НАТО складываются безоблачно. Существуют острые проблемы, связанные с противоракетной обороной. Есть разногласия с НАТО и по политической повестке дня – в связи с расширенческой программой альянса, в рамках которой реализуются планы вовлечения в него новых стран, в том числе на пространстве бывшего СССР. Мы к подобным планам относимся негативно, так как не видим необходимости в том, чтобы военная инфраструктура блока НАТО приближалась к российским границам.

      - Есть ли перспективы налаживания деловых отношений между НАТО и ОДКБ?

       - Взаимодействие в будущем этих двух организаций может быть связано, как мне представляется, в первую очередь, с действиями по предотвращению угроз, исходящих из Афганистана. Есть известная проблема 2014 года, когда международные коалиционные силы, которые действуют сегодня по мандату Совета Безопасности ООН, уйдут из Афганистана. Ситуация в этой стране выглядит неоднозначно: можно предположить с высокой вероятностью, что после ухода коалиционных войск в Афганистане могут возобладать силы, с которыми коалиция длительное время боролась.

      Россию это волнует потому, что она как участница ОДКБ несет ответственность наряду с нашими партнерами по Организации за безопасность в странах-участницах Договора. Поэтому мы и решаем проблемы укрепления возможностей ОДКБ, в том числе для реагирования на новые вызовы и угрозы военными методами. Наших партнеров по ЕС и НАТО, с которыми Россия неоднократно консультировалась по проблемам Афганистана, тоже в не меньшей степени волнует, как будет развиваться ситуация в регионе после 2014 года. Никто не хочет, чтобы Афганистан стал рассадником терроризма, наркоторговли, организованной преступности. Для этого многие страны готовы сотрудничать, в том числе с Россией. Примеры взаимодействия уже существуют. Это, например, так называемая вертолетная сделка по поставкам военно-транспортных вертолетов Ми - 17 для афганских вооруженных сил. Также по линии МЧС совместно с Испанией был успешно реализован проект по подготовке специалистов – саперов, которые занимались бы гуманитарным разминированием в Афганистане. По линии СРН достаточно успешно реализуется проект по подготовке антинаркотических кадров для Афганистана.

      Российскими экспертами недавно была высказана еще одна идея – о возможном содействии российской стороны в обслуживании и ремонте вооружений и военной техники советского/российского производства, которые находятся на вооружении афганской армии. Ремонт этой техники мог бы, например, осуществляться на российских предприятиях или предприятиях стран ОДКБ при его финансировании, скажем, натовскими партнерами.

      Эти примеры показывают, что у нас есть точки соприкосновения с альянсом, и есть общность в подходе к вопросам обеспечения безопасности в Афганистане. Мы активно стремимся работать совместно с европейскими партнерами и партнерами по Совету Россия-НАТО над вопросами, связанными с поддержанием безопасности в центрально-азиатском регионе, ведь нам нужно уже сегодня предвидеть, какие угрозы этому региону могут возникнуть после 2014 года. Там, где наши интересы совпадают, я считаю, и страны ОДКБ и страны НАТО могли бы сотрудничать.

      Именно поэтому в ходе конференции 23-24 мая мы пригласили выступить генерального секретаря ОДКБ Николая Бордюжу - он, как мы рассчитываем, расскажет об оценках возможностей и о видении государствами ОДКБ перспектив взаимодействия с НАТО.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.