Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Интенсивность научных исследований на российском сегменте Международной космической станции будет расти - генеральный директор ЦНИИ машиностроения, академик РАН Николай Анфимов

      Международная космическая станция (МКС) - самый дорогостоящий международный проект в истории человечества - задумывалась как уникальная научно-исследовательская лаборатория высокого уровня. Какой вклад внес российский сегмент МКС в прикладную и фундаментальную науку за годы существования станции? Как повысить отдачу орбитальных исследований и сократить срок внедрения результатов научных экспериментов в нашу жизнь? Об этом в интервью специальному корреспонденту "Интерфакса-АВН" Сергею Вальченко рассказывает генеральный директор ЦНИИ машиностроения, академик РАН Николай АНФИМОВ.

      - Россияне мало знают о том, что привносит в их обычную земную жизнь проведение научных исследований на российском сегменте МКС. Расскажите об основных направлениях этой программы.


      - Она включает сегодня 317 экспериментов по таким направлениям, как космическая технология и материаловедение, геофизика, медико-биологические исследования, исследования Земли и экологический мониторинг, космическая биотехнология, исследования космических лучей, технические исследования и эксперименты.

      За более чем 6 лет работы МКС в пилотируемом режиме по национальной научной программе на орбите проводилось 65 научно-прикладных исследований и экспериментов, из них 10 полностью завершены. Тут, наверное, следует пояснить, что "эксперимент" - это не разовое мероприятие. Он состоит из десятков, а бывает, и сотен "сессий" и длится иногда годами.

      - Какие результаты орбитальных исследований уже воплощены в реальных технологиях, используемых на Земле?


      - Например, на полигоне в Подмосковье были успешно испытаны биореагенты, позволяющие эффективно бороться с нефтяными загрязнениями. Иными словам, это - бактерии, поедающие нефтяные прoливы. Так вот, штаммы этих биоактивных препаратов носят "космический" характер. Они были получены в результате экспериментов на борту орбитальной станции. Эти работы на МКС продолжаются. Заложена серия новых экспериментов, чтобы получить еще более активные штаммы.

      На станции в невесомости были выращены и биокристаллы интерлейкина, инсулина и других материалов, которые помогают ускорить промышленный выпуск на Земле препаратов и лекарств нового поколения против онкологических заболеваний и заболеваний иммунной системы.

      - Оправдывают ли результаты космических экспериментов затраты, которые идут на нашу пилотируемую космонавтику? По разным оценкам, это около 10 миллиардов рублей в год.


      - Знаете, большинство экспериментов, которые дает возможность проводить МКС, ни за какие миллиарды на Земле не проведешь. Прежде всего потому, что условия невесомости или, правильнее сказать, микрогравитации, есть только на орбитальной станции.

      Вот возьмем одно из самых перспективных направлений современной науки - получение биопрепаратов с заданными свойствами. "Конструировать" на атомном уровне биоматериалы можно, лишь досконально зная структуру исходного вещества. Для этого проводится рентгеноструктурный анализ кристаллической решетки кристаллов, выращенных из биопрепарата. При этом первостепенное значение имеет качество кристалла. Так вот, качество кристаллов, выращенных в невесомости, на порядок выше, чем у их земных собратьев, и позволяет достичь разрешающую способность при рентгеноструктурном анализе до 1 ангстрема, то есть до одной десятимиллионной доли миллиметра.

      Если говорить образно, рентгеноструктурный анализ выращенных в идеальных условиях на орбите больших кристаллов правильной формы дает более крупномасштабную "карту" расположения отдельных элементов. Дальше начинают работать земные биотехнологии, которые переносят группы атомов из одного места молекулы в другое. В результате появляется вещество с заданными свойствами.

      Есть и другие очень перспективные наработки. Например, на российском сегменте МКС отрабатываются технологии выращивания двухмерных белковых пленок, что позволит получить новые материалы для их применения в нанотехнологиях и биоэлектронике. Такие пленки перспективны для создания биокомпьютеров, которые могут стать компьютерами нового поколения.

      Научным событием мирового масштаба является проводимый на МКС российско-германский эксперимент "плазменный кристалл". Постановщиком этого эксперимента является группа российских ученых во главе с академиком Владимиром Фортовым совместно с германским Институтом внеземной физики. Эти исследования, носящие фундаментальный характер, вызывают большой интерес у мировой научной общественности в связи с обнаружением ряда новых физических явлений и эффектов. Одним из них является возникновение упорядоченных структур в пылевой плазме - "плазменных кристаллов", которые могут существовать лишь в условиях микрогравитации.

      - Чем была вызвана необходимость проведения в ЦНИИМАШе первой научно-технической конференции, посвященной результатам исследований, проведенных на МКС?


      - Мы решили провести ревизию основных научных результатов, полученных на орбите за шесть лет. В работе конференции приняли участие представители от 25 организаций Российской академии наук, Роскосмоса и других ведомств, а также учебных заведений. Одна из основных задач конференции - интенсификация космических исследований.

      - И все же, почему за шесть лет эксплуатации станции реализована, и то не до конца, лишь пятая часть российской научной программы?


      - Тому были причины. В нашей космонавтике они были вызваны экономическими проблемами, хронической нехваткой средств. Наука на борту российского сегмента МКС вообще финансировалась по остаточному принципу. Не на что было создавать научную аппаратуру, "привязывать" ее к оборудованию станции, испытывать перед отправкой на орбиту.

      Мы были вынуждены продавать рабочее время наших космонавтов на МКС, которые занимались работами по программам зарубежных партнеров. На наши эксперименты оставалось очень мало рабочего времени, и наши космонавты зачастую использовали для выполнения научной программы свое личное время.

      Серьезно задержала работу по превращению МКС в полноценную научную лабораторию на орбите катастрофа шаттла "Колумбия" в 2003 году. Шаттлы надолго перестали летать. Из-за этого экипаж МКС был сокращен до двух человек, не были доставлены европейский и японский лабораторные модули. По первоначальным планам в составе российского сегмента МКС должно было бы быть три исследовательских модуля массой до 20 тонн каждый с оборудованными рабочими местами. Пока нет ни одного.

      С возобновлением полетов американских "челноков", экипаж станции вырос до трех человек. Но и трех мало, чтобы проводить весь спектр запланированных научных экспериментов. До сих пор львиная доля рабочего времени космонавтов и астронавтов идет на обслуживание станции и ее строительство. Наши космонавты жертвуют даже личным временем ради проведения научных экспериментов.

      Необходимым условием для наращивания объема научной работы на станции является увеличение экипажа до шести человек. Это планируется сделать в 2009-2010 годах.

      - А сегодня достаточно ли средств выделяется на научную программу российского сегмента МКС?


      - Начиная с 2006 года российская наука на МКС финансируется в полном соответствии с утвержденной программой. В абсолютных цифрах это - около 100 млн. рублей, то есть менее 1 процента от затрат на пилотируемую космонавтику.

      Достаточно ли этих денег? Сегодня и то их не хватает. А через два-три года, когда число модулей в составе станции вырастет, когда увеличится количество рабочих мест, вырастет экипаж? Ответ очевиден.

      Вообще же, если говорить об экономике вопроса, то-есть о финансировании научных работ на МКС и о коммерческом использовании полученных результатов, то у нас все повернуто с ног на голову. Государство выделяет бюджетные средства, ученые на основе жесточайшего конкурсного отбора получают эти средства на реализацию своих идей, выполняют запланированные исследования, разрабатывают научные основы технологий, защищают диссертации, а дальше цепочка обрывается. То есть ученым предлагается самим искать потребителей их научных продуктов. Но жизнь показывает, что эффективность подобного маркетинга не велика.

      На Западе значительную часть средств на орбитальные эксперименты выделяет частный бизнес. Дает он эти деньги не бескорыстно, а в расчете на будущую отдачу. Он же занимается практическим применением научных открытий, их коммерческой реализацией.

      У нас эта схема не работает. Во-первых, из-за несовершенного законодательства, которое пока так и не регламентировало вопросы интеллектуальной собственности на результаты научной деятельности. Кому она принадлежит? Каковы права тех, кто спонсировал научные разработки? Ответов на эти вопросы пока нет, а потому бизнес не спешит вкладывать средства в космические научные проекты. Тем более, что такие вложения не сулят быстрой отдачи, а окупаются через несколько лет.

      Есть еще одна проблема. Многие научные организации переживают не лучшие времена. В некоторых институтах существует нехватка квалифицированных кадров, ослаблен потенциал созданных ранее научных школ.

      Мы сегодня сталкиваемся с тем, что эксперимент заявлен, включен в программу, а людей, которые могли бы в достаточно быстром темпе реализовать задуманное, нет. Отсюда определенный пессимизм в отношении реализации всей заявленной программы исследований.

      - А как обстоят дела с наукой на МКС у наших партнеров - американцев?


      - В НАСА создан так называемый офис полезных нагрузок, который отвечает за фундаментальные и прикладные исследования на МКС. В этом подразделении НАСА работает около 250 человек. Ежегодный бюджет только на разработку и создание научной аппаратуры по линии НАСА - около 60 миллионов долларов. У руководителя НАСА есть заместители по всем основным научным направлениям - по наукам о человеке, о Земле, о космосе. Уже сегодня на американском сегменте МКС имеются обеспеченные энергетикой 10-12 рабочих мест для различного рода исследований.

      К сожалению, обмен информацией о результатах научных экспериментов на орбите налажен в нашей стране недостаточно. Гораздо успешнее он идет по направлению космической медицины, где существуют давние традиции. В то же время, насколько я знаю, американская научная программа реализуется на МКС достаточно успешно.

      - Вернемся к российской программе исследований на МКС. Удастся ли ее выполнить в том виде, как она задумывалась?


      - Если будут решены обозначенные проблемы, то в основном намеченная программа будет выполнена. Есть хорошие заделы по всем основным направлениям исследований. О некоторых из них я сказал. Большой интерес к участию в наших экспериментах на орбите проявляют научные организации многих стран ближнего и дальнего зарубежья, например Республика Казахстан, Украина, КНР, Республика Корея, Малайзия.

      Словом, исследования безусловно будут наращиваться. Дело в том, что другого пути у нас просто нет, если мы хотим остаться в ряду основных космических стран. Если, действительно, Россия намерена в 21-м веке делать ставку не на экспорт энергоносителей, а на высокие технологии. Ведь ключи от очень многих научных открытий и технологий находятся в космосе.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.