Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Главнокомандующий ВВС России генерал армии Владимир Михайлов: "Россия готова участвовать в создании системы Европейской ПРО"

Ведущие страны мира готовятся к отражению возможных ракетных ударов террористических структур или государств с нестабильными политическими режимами. Для этого создаются национальные или региональные системы противоракетной обороны (ПРО). О возможности участия России в создании системы ПРО Европы рассказывает главнокомандующий Военно-воздушными силами России генерал армии Владимир Михайлов.

      - Владимир Сергеевич, насколько на сегодняшний день актуально создание систем ПРО как в глобальном масштабе, так и на региональном уровне?


      - Несмотря на то, что в течение всего периода после появления ракетно-ядерного оружия случайных пусков ракет с ядерным зарядом не было, это не означает, что их никогда не будет, особенно в условиях все большего распространения, "расползания" ракетно-ядерного оружия. По данным американских экспертов, уже в 1990 году около 30 государств имели в составе своих вооруженных сил 11 типов баллистических ракет (БР) с дальностью стрельбы от десятков до нескольких тысяч километров. К настоящему времени ракетные арсеналы у большого числа "третьих стран" наращиваются и процесс приобретения ракетного вооружения все более новыми странами продолжается.

      Необратимый характер принял процесс создания ракетных потенциалов в государствах Среднего и Ближнего Востока (Израиль, Иран, Сирия, Египет, Саудовская Аравия, Турция); Южной Азии (Индия, Пакистан); Азиатско-Тихоокеанского региона (Северная и Южная Корея, Китай, Тайвань); Южной Америки (Аргентина, Бразилия).

      Такие страны, как Израиль, Индия, Китай, Северная Корея ведут разработку баллистических ракет на основе национальных достижений в области ракетной и ракетно-космической техники. Иран, Пакистан, Южная Корея, Саудовская Аравия, Турция модернизируют закупленные за рубежом ракеты в целях увеличения дальности их пуска, а также разрабатывают технологии производства ракет на национальных предприятиях военной промышленности. Аргентина, Египет, ЮАР используют приобретенные иностранные технологии.

      Ракетное оружие превращается в реальный источник военной опасности в мире, требующий создания системы защиты от него в глобальном и региональном масштабах.

      - Какие страны наиболее продвинулись в вопросе создания систем ПРО, и какие международные договора регламентируют их существование?


      - Начало созданию такого вида обороны, как противоракетная, положили США и СССР. В обоих государствах были созданы ограниченные системы ПРО, способные защищать от небольшого количества стратегических ракет только один район. После подписания в 1972 году Договора об ограничении ПРО запрещалось создание таких систем в других районах, а также разрабатывать элементы для территориальных систем ПРО. Поскольку уже в 70-80-е годы 20-го века ставился вопрос о необходимости защиты войск и объектов на театрах военных действий от нестратегических ракет (средней дальности, оперативно-тактических и тактических (БРСД, ОТР, ТР), то ракетно-ядерные сверхдержавы вынуждены были подписать ряд соглашений о разграничении систем стратегической и нестратегической ПРО.

      В соответствии с этими (Хельсинскими) соглашениями к нестратегическим баллистическим ракетам (НБР) относятся БР с максимальной дальностью стрельбы до 3500 км и максимальной скоростью полета до 5 км/с.

      Главная идея такого разграничения состояла в том, чтобы при создании систем ПРО на ТВД (нестратегических систем ПРО) исключить возможность решать ими задачи жестко ограниченной стратегической ПРО. Поэтому в течение нескольких десятилетий в ряде государств мира, в том числе и в СССР, а затем в РФ, разрабатывались в той или иной мере средства и системы нестратегической ПРО в строгом соответствии Договору по ПРО 1972 года, а также соглашениям о разграничении стратегических и нестратегических систем ПРО. Термин "нестратегическая ПРО" и его аббревиатура "НПРО" воспринимались как разрешенная система мер борьбы с целым классом БР - нестратегическими БР и не предполагающая решения запрещенных задач борьбы со стратегическими БР.

      После одностороннего выхода США в 2001 году из Договора по ПРО и официального объявления о создании национальной системы ПРО для борьбы с БР "государств-изгоев" стало очевидным, что для США, а следовательно и для других стран мира, в том числе и РФ, не существует больше ограничений в создании элементов и систем ПРО. В этой связи автоматически недействующими стали и положения о разграничении систем стратегической и нестратегической ПРО.

      Единственным ограничением в уровне и масштабах развития ПРО пока еще является действующий Договор 1967 года "О принципах деятельности государств по исследованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела", в соответствии с которым запрещается создание в космическом пространстве "военных баз, сооружений и укреплений, испытание любого типа оружия", запрещается также вывод на орбиту вокруг Земли объектов с ядерным оружием или другими видами оружия массового уничтожения. Это договор существенно ограничивает США в создании космических боевых элементов ПРО, без которых об эффективной территориальной системе ПРО говорить бессмысленно. Потенциально одним из гарантов военно-политической стабильности могла бы стать глобальная система ПРО стран мира от одиночных и небольших групп БР различных типов и дальностей полета. Под прикрытием такой ПРО можно более настойчиво и уверенно проводить и мероприятия по нераспространению ракетно-ядерного оружия и по осуществлению антитеррористических операций.

      - В таком случае реально оказать помощь Европе в строительстве Региональной системы ПРО могут США и Россия?


      - Анализ проводимых работ по ПРО показывает, что США устремлены на защиту только своих национальных интересов, а интересы Европы представлены лишь работами по ПРО на ТВД. Американцы в целом отказываются воспринимать Европу как коллективного участника блока НАТО, хотя европейцы все больше доказывают свою самостоятельность.

      В случае размещения в Европе американского района ПРО возможны и негативные последствия. Главными из которых являются: все европейские государства попадут в более сильную зависимость от политических решений в Вашингтоне; возникнет опасность проведения террористических актов против объектов американской ПРО в Европе; серьезный ущерб будет нанесен репутации блока НАТО как серьезного и ответственного партнера; добровольная передача права безусловного контроля над частью национальной территории; снизится темп создания военных структур Евросоюза, ухудшатся отношения с Россией по всем аспектам; дополнительный стимул получит ракетное распространение и стремление ряда государств обладать более совершенными ракетными средствами доставки.

      Государства - члены ЕС уверены в том, что они должны создать возможность для действий, рассчитывая только на свои силы, особенно когда Атлантический альянс как таковой не задействован.

      К тому же, в Западной Европе весьма положительно было встречено предложение президента РФ Владимира Путина в 2000 году о создании тактической ПРО Европейского континента. В связи с изменившимися условиями после выхода США из Договора по ПРО и изложенными выше соображениями о снижении остроты разделения ПРО на стратегическую и нестратегическую на современном этапе более логично вести речь о совместном обеспечении безопасности государств Европы от БР любых типов.

      Представляется, что России выгодно участвовать в коллективных мероприятиях по обеспечению безопасности Европейского континента в том числе и в плане защиты от БР. Это объясняется прежде всего военно-географическим положением России - необходимостью защиты своей Европейской части территории, возможностью использовать отдельные национальные средства борьбы с БР в интересах соседних стран Европы, относительной простотой перебазирования некоторых средств на территории стран Европы, а также возможностью продажи им современных средств ПВО-ПРО.

      Необходимо при этом отметить, что зоны ответственности наших РЛС системы предупреждения о ракетном нападении (ПРН) в отличие от американских перекрывают ракетоопасные направления для большинства стран Европы со стороны Ближнего и Среднего Востока, Южной Азии, где больше всего находится "третьих стран" со своими ракетными потенциалами.

      - Какие же возможные варианты создания европейской группировки ПРО может предложить Россия?


      - Создание ПРО Европы возможно только на основе международных договоренностей. Уровень договорных обязательств может быть различным, начиная от совместного решения отдельных технологических проблем до построения системы ПРО территории Европы.

      Основные группировки Евро-ПРО могли бы быть созданы на базе российских систем и средств (огневых, информационных, управления и связи), а также на совместной основе, при поставках из России отдельных комплексов, станций, систем в коллективные группировки ПРО, а также при передаче необходимой информации от средств РЛС на соответствующие пункты управления коллективных группировок. Россия имеет достаточно эффективную систему ПРО Москвы от одиночных и небольших групп межконтинентальный БР и БРСД и развитую наземную и космическую систему предупреждения об атаках БР со всех ракетоопасных направлений.

      Можно полагать, что с учетом имеющегося научно-технического задела на базе указанных систем при определенных доработках может быть построена ПРО территории от небольших групп БР.

      Кроме того, стратегическая система ПРО - организационно и технически сопрягаема с системами ПВО, имеющими в том числе потенциал НПРО. Анализ возможностей и особенностей стратегической ПРО РФ, а также известных всему миру достижений России в создании зенитных ракетных комплексов и систем, способных поражать и нестратегические БР, позволяет предположить в концептуальном плане о возможных вариантах создания ПРО Европы на базе средств России.

      Система ПРО территории, например, Европы может включать в свой состав как отдельные группировки для борьбы с НБР и с МБР, так и единые группировки для борьбы со всеми классами БР. При этом информационная подсистема может содержать общие элементы - средства РЛС стратегической ПРО, РЛС загоризонтного обнаружения (ЗГ РЛС), а также локальные группировки.

      В качестве примера единого решения задач борьбы с БР всех классов можно привести техническое сопряжение стратегической системы ПРО Москвы и системы ПВО центрального промышленного района России. При определенных условиях без особых проблем можно реализовать и организационное единство указанных компонентов ПРО и тогда получится комплексная группировка для борьбы со средствами воздушного нападения и БР всех типов.

      Аналогичные группировки ПРО-ПВО принципиально можно построить и для комплексной обороны столичных районов и центров других стран Европы. Первоначально могут быть развернуты группировки ПРО-ПВО для прикрытия наиболее важных районов, центров, объектов стран Европы от существующих БР, а в последующем - основной части или всей территории Европейского континента от существующих и создаваемых баллистических ракет.

      - Насколько эффективен может быть контроль за распространением противоракетного оружия при создании ПРО Европейского континента?


      - Действительно при создании систем ПРО важное значение приобретает контроль за уровнем их развития у государств, располагающих крупными ракетно-ядерными потенциалами. Это касается прежде всего США, России, Франции, Великобритании и Китая.

      Главной задачей такого контроля должно быть недопущение подрыва стратегической стабильности за счет создания одним государством или группой государств высокоэффективной ПРО, позволяющей "из-под неё" нанести безответный ракетно-ядерный удар по другому ядерному государству.

      Контроль должен сводиться в первую очередь к недопущению вывода оружия в космос, так как при современном видении моделей широкомасштабных систем ПРО наибольший вклад в их эффективность вносит именно космический эшелон, позволяющий поражать основную часть ракет в ударе на их активном участке и участке разведения головных частей, независимо от того, из какой глубины территории стартуют ракеты в отличие от аналогичных возможностей средств ПРО морского, воздушного и наземного базирования.

      Необходимость договорных актов о таком контроле существует уже в настоящее время, поскольку американские программы создания НПРО предусматривают разработку и испытания боевых космических средств.

      - Владимир Сергеевич, какие из всего выше сказанного можно сделать выводы относительно необходимости создания самой системы ПРО Европы и перспективах участия в этом процессе России?


      - Во-первых, нужно отметить, что угрозу безопасности стран Европы создают как нестратегические ракеты государств с неустойчивым режимом, так и стратегические ракеты таких стран. Нестратегические ракеты могут быть применены в значительном количестве - до нескольких сотен в виде групповых ударов с различными военными целями, а стратегические ракеты - вероятнее всего в виде одиночных ударов с провокационными или террористическими целями. Нельзя исключать и случайных пусков БР, вероятность которых пропорциональна степени распространения ракетно-ядерного оружия по планете.

      В связи с этим напрашивается второй вывод - в условиях прекращения действия Договора по ПРО 1972 г., а также соглашений о разграничении стратегических и нестратегических систем ПРО, логично вести речь о системе обороны от всех классов баллистических ракет. Россия, в силу своих военно-географических условий, особенностей расположения части информационных средств дальнего действия, достижений в области систем и средств борьбы с нестратегическими и стратегическими ракетами, может занять в создании такой ПРО одно из ведущих мест.

      И третий вывод - система ПРО Европейского континента может состоять из совокупности локальных группировок ПРО-ПВО, созданных на базе ЗРК (ЗРС), способных вести борьбу с НБР, а также группировок стратегической ПРО типа ПРО Москвы. Могут быть и комплексные группировки ПРО для борьбы с любыми типами БР, состоящих из стратегической системы ПРО и элементов нестратегической ПРО соответствующего района. В целях решения задач ПРО Европейского континента может использоваться часть информационных средств системы предупреждения о ракетном нападении РФ наземного и космического базирования без изменения места постоянной дислокации.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.