Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Генеральный конструктор и генеральный директор ОАО "ИСС" Николай Тестоедов: "Сегодня на первый план выходит задача использования результатов космической деятельности в интересах экономики, улучшения условий жизни граждан"

      В проекте Стратегии космической деятельности России до 2030 года Роскосмос в качестве приоритета поставил на первое место развитие и использование космической техники, технологий и услуг в интересах социально-экономической сферы, науки, обороны и безопасности страны. Какие задачи в этой связи встают перед ведущим российским спутникостроительным холдингом – ОАО "Информационные спутниковые системы" (ИСС) имени М.Ф.Решетнева? На этот и другие вопросы "Интерфаксу-АВН" ответил генеральный конструктор и генеральный директор ОАО "ИСС" Николай ТЕСТОЕДОВ.

      - Николай Алексеевич, ОАО "ИСС" является ведущим российским разработчиком и производителем космических комплексов и систем связи, координатно-временного и навигационного обеспечения, которым в проекте Стратегии уделено особое внимание. Готовы ли ваши предприятия увеличить выпуск спутников в связи со сменой приоритетов в российской космонавтике?


      - Что касается смены приоритетов в новой Стратегии развития космической отрасли, то, в принципе, эта ситуация назрела. Славные и, без сомнения, абсолютно важные успехи России в области пилотируемого космоса сегодня вышли на некую постоянную составляющую, которая уже не является прорывной. Поэтому в проекте Стратегии написано, что следующей целью должна стать Луна. Причем не просто облет Луны или высадка людей на ее поверхности, а, например, создание лунной базы или использование естественного спутника Земли как базы для научной обсерватории.

      Но это отдаленная перспектива. Сегодня на первый план выходит задача использования результатов космической деятельности в интересах экономики, улучшения условий жизни граждан. Нужно, чтобы космос, как и любая отрасль экономики, давал конкретную отдачу в виде услуг и доходов.

      Приведу пример, озвученный на заседании военно-промышленной комиссии при правительстве, которое проводил Дмитрий Олегович Рогозин в Воронеже в начале года: на 1 февраля в орбитальной группировке мира было 1087 космических аппаратов различного назначения, из них всего 114 - российских. Но это означает, что великая космическая держава Россия имеет сегодня всего одну десятую часть мировой орбитальной группировки. Притом что, например, у США более 400 действующих космических аппаратов гражданского и военного назначения.

      Да, у России есть приоритетные космические группировки, которые поддерживаются. В частности, напомню, в прошлом году Россия восстановила полный состав группировки ГЛОНАСС. Есть ряд группировок специального назначения, которые также поддерживаются в полном составе. Но в целом идет серьезное отставание по количеству и качеству услуг, например, в сфере дистанционного зондирования Земли из космоса. Очень напряженная обстановка по телекоммуникационным аппаратам. То есть емкостей для телевещания, связи просто не хватает. Поэтому очень важно, чтобы те деньги, которые выделяются на космос, а теперь это уже немалые деньги, начали работать. Известно, например, что спутники связи окупаются в течение 7-9 лет, поэтому 15-летние спутники - это хороший вариант высокотехнологичных рентабельных вложений. Востребованы также потребителями и навигационные космические аппараты, и спутники дистанционного зондирования Земли.

      - ИСС в последние годы существенно нарастили объемы производства спутников. Потенциал для дальнейшего роста еще имеется?


      - Говоря о производстве спутников в ИСС, могу привести одну цифру: сегодня в производстве у нас одновременно находится более 50 космических аппаратов. На первый взгляд, слишком много. Но дело в том, что аппараты находятся в разной стадии готовности, а контракты по ним – в разной стадии исполнения. Где-то только подписан договор на производство космического аппарата, а где-то готовые аппараты уже находятся на хранении.

      Обычно, основной критерий в производственных подсчетах - подписан или не подписан контракт. Бывает и так, что контракт подписан, а деньги не переведены и, соответственно, работа над аппаратом не началась. Но у нас в процессе изготовления есть космические аппараты, на которые даже не подписаны контракты. Дело в том, что мы предприятие на 100 процентов государственное, хотя и ОАО, являемся серьезными государственниками, и, например, сегодня ведем ряд работ, по которым еще не открыто финансирование. В частности, по Федеральной целевой программе "ГЛОНАСС" мы за счет кредитных средств уже полтора года финансируем запуск производства восьми аппаратов для того, чтобы не было разрывов в орбитальной группировке. Это серьезная финансовая нагрузка, но мы отлично понимаем, что время важнее.

      Словом, вопрос в том, как считать аппараты. Они в производстве или нет? Формально такие-то спутники не в работе, так как контракта нет, фактически – мы их уже полтора года делаем. Поэтому мы и говорим о 50 аппаратах, над которыми мы работаем.

      Это, в первую очередь, работы в интересах восполнения группировки ГЛОНАСС. Двенадцать аппаратов «Глонасс-М» должны быть еще изготовлены для того, чтобы группировка была полноценной до появления серийных спутников «Глонасс-К2».

      Другое важное направление – поддержание орбитальной группировки низкоорбитальной системы спутниковой связи «Гонец». Пять аппаратов для нее мы уже изготовили и они подготовлены к запуску. Восемь аппаратов мы запустили в производство, пока еще не имея контракта.

      Важные задачи стоят перед нами по выполнению заказов национального оператора спутниковой связи - госпредриятия «Космическая связь», а также компании "Газпром космические системы". Для "Космической связи" мы делаем пять телекоммуникационных аппаратов, для Газпрома – два. Это, так сказать, наши базовые направления.

      - Какова доля военных заказов в общем объеме производства?


      - У нас по-прежнему одним из приоритетов остаются работы для министерства обороны. Я вам скажу точную цифру, озвученную на заседании совета директоров по итогам работы за прошлый год: доля работ в интересах Минобороны составила 41 процент, доля Роскосмоса – 46 процентов. Остальное – это российские и международные заказчики спутников связи.

      - В концепции космической стратегии, как уже отмечалось, определен приоритет прикладного космоса, что предполагает увеличение российской орбитальной группировки. Вы готовы удовлетворить растущие потребности?


      - Предприятие очень динамично развивается. На том же заседании совета директоров отмечалось, что, по итогам года, реализовано продукции на 18,7 млрд рублей. Для сравнения, в 2005 году это показатель составлял 3,2 млрд рублей. В 2012 году мы ожидаем реализации продукции в объеме уже около 30 млрд. Правда, такой скачок объясняется во многом графиком поступления средств за исполненные контракты. Дело в том, что контракты на аппараты Amos-5, Telkom-3 и «Ямал-300К» формировались не по обычной схеме: вместо поэтапной оплаты за выполненные работы заказчики этих аппаратов закрывают этапы и платят деньги не в виде реализации, а в виде аванса.

      Получается, в этом году мы реализуем «Ямал-300К» и Telkom-3, то есть трехлетнюю работу сдаем в этом году. В результате имеем такой рост выручки. Реальный же рост производства продукции, например, в 2011 году, по сравнению с предыдущим годом составил 12 процентов. Это серьезный и уверенный темп. В первую очередь, конечно, он обеспечен благодаря внедрению новой техники.

      Хорошо известно, что самое простое решение по повышению эффективности – это ликвидация «узких» мест. Можно, например, сколько угодно запустить в производство спутников, но если у вас на все аппараты имеется лишь одна небольшая барокамера, то, в конце концов, она и будет определять вашу производительность. Мы у себя такие критические точки выявили и устранили.

      В прошлом году, например, запустили новую огромную барокамеру объемом 600 кубических метров. Она, естественно, разгрузила существующую цепочку. Купили дополнительное оборудование в другие цеха, получили огромный станок для обработки сотопанелей, делаем второй комплект оборудования для комплексных испытаний. Где есть «узкие» места, туда и вкладываем деньги. В первую очередь, из прибыли. Это позволяет нам довольно уверенно увеличивать объем, потому что мы фактически дозагружаем предприятия с помощью расшивки «узких» мест.

      В прошлом году мы ввели в эксплуатацию цех для производства крупногабаритных антенн внутренним диаметром 72 метра. В этом году мы заканчиваем пусконаладочное оборудование цеха гальванических покрытий. Это новый огромный цех. Освоено порядка 200 новых технологий - от простого цинкования до золочения. И мы не просто построили новый цех, а всю гальванику и нанесение покрытий сразу же перевели на новый технологический уровень. Технологии были 20-ти и 30-тилетней давности. И еще одно - мы все участки со всех цехов вывели в один новый цех, и те площадки получили второе дыхание для модернизации станочного парка и установки нового оборудования.

      Словом, у нас полная уверенность, что те задания, которые существуют по Государственной программе вооружений, Федеральной космической программе, ФЦП «ГЛОНАСС», другим ФЦП, специальным программам, мы все уверенно выполним.

      - Недавно Роскосмос принял важные решения в отношении программы "Гонец". При этом роль ИСС стала определяющей. Какое будущее у этой системы?


      - Сегодня, говоря спортивным языком, происходит рестарт этой системы. Мы очень благодарны Роскосмосу за то, что им в прошлом году были приняты необходимые решения, когда формирование системы «Гонец» встало в стандартную логическую форму. Есть предприятие, которое делает систему – это ИСС, соответственно, заказывая по предложениям потенциальных пользователей облик системы и ретрансляторы, то есть полезную нагрузку. Изготавливает ретрансляторы – НИИ точных приборов. И есть компания «Спутниковая система «Гонец», которая сейчас переформатирована в компанию-оператора. На нее возложены очень важные и ответственные функции: во-первых, собственно операторская функция и, второе - контакты с потребителями коммуникационных услуг и формирование технических заданий на систему в интересах этих потребителей.

      Дело в том, что ИСС, как спутникостроители, и НИИ ТП, как ретрансляторщики, напрямую не соприкасаются с рынком услуг. И возлагать на нас эти функции не то что невозможно, а просто нельзя. Мы никогда не сможем и не должны быть эффективными продавцами спутникового ресурса. А вот на компанию «Гонец» мы как раз и возлагаем эту функцию, помимо операторской: это непрерывная обратная связь от потенциальных потребителей, поиск этих потребителей, формирование облика наземных приборов. И тогда нас ожидает успех.

      Первые шаги сделаны. Компания «Спутниковая система «Гонец», как я уже отметил, переформатирована, сменилось ее руководство. Далее провели научно-технический совет, на котором определили облик нескольких базовых наземных приборов, которые, мы считаем, будут востребованы потребителем. Мы отказались от единого универсального дорогого предыдущего прибора. Сегодня идет активное взаимодействие с потребителями, которое позволит обеспечить коммерческое использование системы. Работа идет серьезная. Скажем о такой работе по результатам – это рынок. Но надо отдать должное, нашим партнерам: усилия прикладываются большие, чтобы система заработала в полную силу.

      Сегодня мы проводим летные испытания спутников «Гонец-М», которые должны дополнить работающие более десяти лет «Гонцы-Д1». Пять аппаратов на стапелях, готовы к запуску. Восемь запущены в производство. После запланированных на этот год групповых запусков вначале двух, а затем трех аппаратов, потребитель сможет получать уже достаточно достойную услугу. Например, можно будет с перерывом до получаса – часа иметь необходимый обмен короткими сообщениями, e-mail, и в зоне покрытия собственно антенны на спутнике, это 5 тысяч километров в диаметре – телефонные разговоры.

      С запуском еще восьми аппаратов в течение 2013-2015 годов мы создадим группировку, которая для России обеспечит непрерывное и сплошное покрытие данными видами услуг связи. Что касается пользователей в других регионах мира, то, например, в районе экватора, "Гонец" позволит обмениваться сообщениями с перерывом примерно в 15 минут между сеансами. В мире огромная масса потребителей, которым не нужен непрерывный разговор. Это, например, необслуживаемые метеостанции, различные системы мониторинга и датчиковые системы на газопроводах, когда достаточно где-то раз в сутки или раз в час сбрасывать информацию. Для таких систем не нужно обеспечивать непрерывную передачу потоков информации с помощью дорогостоящих геостационарных спутников. Задачу можно решить дешевле, в том числе с помощью "Гонца".

      Кроме того, мы ставим задачу, чтобы наземные терминалы «Гонца» имели комбинированный формат. Чтобы их можно было носить или перевозить, а сами бы они были как обслуживаемые, так и необслуживаемые. То есть, они должны иметь функцию и облик трубки, которая работает в сетях GSM, а в отсутствии этой сети – через спутники. Потребитель не должен ощущать разницы.

      - Каковы планы по поддержанию и развитию орбитальной группировки ГЛОНАСС? Когда состоится запуск второго аппарата нового поколения "Глонасс-К"?


      - Новые аппараты так называемого первого этапа - «Глонассы-К1» - запланированы в количестве двух. Один аппарат запущен в феврале прошлого года, один аппарат мы готовим к запуску во второй половине 2012 года. Аппарат готов, сейчас мы ждем реконструкции стартового комплекса на 43-й площадке космодрома Плесецк под модернизированную ракету «Союз-2-1В».

      Одновременно мы готовим в этом году в производство три аппарата «Глонасс-М» для поддержания группировки. Два таких спутника изготовлены, третий будет готов в конце первого полугодия. И дальше, в зависимости от состояния орбитальной группировки ГЛОНАСС, будут приниматься отдельно решения по запускам спутников. Или это будет запуск тяжелой ракетой «Протон» трех аппаратов, или по одному аппарату – ракетой «Союз». Мы готовы к одному и другому варианту.

      Стоит отдать должное, группировка очень устойчиво работает последние полгода. Аппараты все функционируют в полноразмерном составе. То есть мы, строя сегодня спутники "Глонасс-М", фактически обеспечиваем этим наземный резерв аппаратов для действующей орбитальной группировки.

      Идут работы по дальнейшему развитию аппаратов серии "Глонасс-К", то есть по созданию спутников «Глонасс-К2». Первый из них будет запущен не ранее 2015 года, хотя два-три года назад это планировалось сделать раньше. Почему работа строится в два этапа? Потому что сразу перейти от герметичного аппарата с двумя открытыми навигационными сигналами, каким является "Глонасс-М", к негерметичному аппарату с пятью сигналами, каким задуман "Глонасс-К2", трудно. Кстати, еще неизвестно, какие будут сигналы использоваться – вопрос не до конца согласован.

      Кроме того, новый аппарат строится очень многофункциональным. В этой связи огромное количество технических рисков и сложностей. И каждая проблема может задерживать аппарат на старте. Поэтому решили вначале сделать «Глонасс-К1», который имеет негерметичное исполнение платформы, трехчастотный бортовой информационно-навигационный комплекс БИНК. Первый этап решено отработать на двух аппаратах этой пробной серии.

      Словом, это очень логичное и нормальное решение. Что касается, «Глонасса-К2», то его летные испытания будут проходить, как минимум, два года.

      - Сколько всего планируется еще построить "Глонассов-М", прежде чем их сменят аппараты нового поколения?


      - Мы запустили в производство восемь аппаратов «Глонасс-М» и запускаем еще четыре. Итого их будет построено 12. Последний «Глонасс-М», по нашим планам, мы изготовим в 2014-м – начале 2015 года. Соответственно, запуск его может состояться в 2015-2016 годах. Опять же состояние орбитальной группировки покажет – раньше или позже.

      - Обсуждалась возможность увеличения штатного количества аппаратов в группировке ГЛОНАСС с 24-х до 30. Принято ли такое решение?


      - Такие мысли есть. Рассматривается несколько вариантов. Например, можно больше аппаратов разместить в одной плоскости – не восемь, как сейчас, а 10. Можно, не меняя количество точек стояния спутников в плоскости, поставить дополнительные аппараты между ними. Очень симпатичный вариант, когда к трем плоскостям по восемь аппаратов в каждой, предлагается ввести еще три плоскости по два аппарата.

      Каждый вариант имеет свои преимущества и недостатки. С точки зрения собственно аппарата – это безразлично. Это просто вопрос модернизации наземных средств, чтобы они могли работать с большим количеством аппаратов, чем восемь в плоскости. Это абсолютно реальная задача. Она решается, в первую очередь, компанией «Российские космические системы» с нашим участием и, я думаю, что мы выйдем на вариант, когда резервные аппараты будут фактически рабочими.

      Казалось бы зачем? Когда 24 аппарата работают, то они обеспечивают 100-процентное глобальное покрытие. Но когда аппаратов больше, то улучшается так называемый геометрический фактор системы. То есть, если наземное навигационное устройство "видит" шесть аппаратов, а не четыре, то оно может выбирать из них спутники с наилучшим расположением, с точки зрения триангуляции. Соответственно, точность местоопределения повышается.

      Решение о том, какой вариант реализовывать, будет принято в течение двух лет, потому что такие решения очень долго обсуждаются, оформляются и так далее.

      - Среди ваших заказчиков и партнеров появилась компания "Газпром космические системы". Как строится совместная работа?


      - Работу с компанией «Газпром космические системы» мы начали три года назад на спутнике «Ямал-300К». Встала задача интегрировать в один аппарат полезные нагрузки двух аппаратов, которые первоначально планировалось строить в РКК «Энергия». Мы это сделали совместно с ГКС. Для запуска этого аппарата требуется, образно говоря, всего пол-«Протона». То есть издержки на запуск аппарата сокращены почти в два раза, по сравнению с первоначальным проектом.

      Работа идет очень интересно, потому что ГКС выступает одновременно и заказчиком и поставщиком отдельных элементов полезной нагрузки. Плюс мы еще адаптируем уже закупленную ими полезную нагрузку – это канадские антенны и японские ретрансляторы. Все это у нас потребовало серьезной проработки совместно с ГКС, все у нас получилось.

      При этом мы очень жестко провели испытания всех элементов и приборов, входящих как в модуль полезной нагрузки, так и в модуль служебных систем в соответствии с той матрицей, которую мы разработали совместно с ГКС. Вообще, она наиболее предельна, по отношению к другим заказчикам. Поэтому мы уверенно дальше перешли к контактам с ГКС по аппарату «Ямал-401».

      Запуск «Ямала-300К» намечен на август этого года. Спутник будет готов в июне. И запуск будет попутным с космическим аппаратом-ретранслятором «Луч-5Б». «Ямал-401» пойдет в конце 2013 – начале 2014 года.

      Почему говорю вот так приблизительно? Дело в том, что мы уже все подготовили и отправили конструкцию модуля полезной нагрузки для установки ретранслятора в Thales Alenia Space, но сегодня в мире есть легкое напряжение по поводу поставки ретрансляторов, ламп бегущей волны ЛБВ и так далее. Поэтому пока мы идем в графике, мы уверены в том, что мы все выполним вместе с нашим давним партнером Thales Alenia Space. И еще раз подчеркивая своеобразие работы с ГКС, это в моем представлении наиболее плотное взаимодействие заказчика с исполнителем. Когда заказчик входит в контроль и рассмотрение на предприятиях кооперации иногда второго и третьего уровня.

      - Более традиционный ваш партнер – госпредприятие "Космическая связь" (ГПКС). Как реализуются его заказы?


      - Для телекоммуникационных спутников «Экспресса-АМ5» и «Экспресса-АМ6», который строятся для ГПКС, плановые сроки запуска - это 2012-2013 годы. Сегодня мы в эти плановые сроки пока не укладываемся, но не по нашей вине. «Экспресс-АМ6» запустим, как и планировалось, в 2013 году, там проблем нет. Но запустить «Экспресс-АМ5» в 2012 году уже не получится, потому что на два месяца идет задержка полезной нагрузки из Канады – из компании MDA. Российским партнером канадской фирмы является НИИ радио. Мы, естественно, на регулярной основе встречаемся с ГПКС, НИИР и MDA, пытаемся войти в план-график. Но есть технологические циклы. Поэтому запуск «Экспресса-АМ5 возможен, например, в первом квартале 2013 года.

      Что касается других аппаратов, заказанных ГПКС, а это «Экспресс-АМ8», «Экспресс-АТ1» и «Экспресс-АТ2», то их запуски начнутся с конца 2013-го – начала 2014 года. Графики выдерживаются.

      - ИСС также делает телекоммуникационный спутник для Украины. Как идут работы?


      - Работа идет, но, к сожалению, практически на полтора года была приостановка проекта. Дело в том, что у заказчика были проблемы с оформлением орбитально-частотного ресурса, проще говоря, решался вопрос с выделением Украине точки стояния на геостационарной орбите. Мы работаем, недавно была очередная встреча в представительстве MDA, наша команда с мая работает в Киеве. Но задержка, которая произошла, не позволит запустить аппарат в конце 2013 года, хотя мы прилагаем к этому все усилия.

      - Как организовано взаимодействие с заказчиком аппарата "КазСат-3"?


      - Аппарат уверенно идет по графику. Срок запуска – конец 2013 года. Это будет парный запуск с космическим аппаратом «Луч-5В». Такая комбинация повторяет вариант запуска израильского спутника Amos-5 и ретранслятора «Луч-5А» в декабре 2011 года. Нижний спутник в "связке" – казахстанский, верхний – «Луч-5В», поскольку у него более богатое антенное оперение.

      Мы удовлетворены отношениями с Казахстаном. Обязательно будем им помогать в управлении спутником. В состав нашего контракта включена комплектация их центра управления полетами и наземного комплекса управления. На регулярной основе происходят встречи в Астане. Наши специалисты, создав подобные системы для Amos-5 и индонезийского Telkom-3, совместно с Казахстаном и поставщиками эту задачу решают.

      Казахстанские специалисты будут готовиться в ИСС по системе интернов. Они будут жить и обучаться у нас, в Железногорске, непосредственно по самому проекту, сопровождая его. Определенные курсы мы дополнительно прочитаем им через СибГАУ.

      - Расскажите о планах по запуску геодезических спутников серии "Гео-ИК". Как известно, первый при запуске в 2011 году не удалось вывести на заданную орбиту.


      - Да, аппарат "Гео-ИК2" был выведен на нештатную орбиту. Тем не менее, мы очень много с ним работали, практически все сделали по проверке систем спутника. К сожалению, он не может работать по целевому назначению.

      Следующий аппарат стоит на хранении у нас. По третьему аппарату решения как раз в настоящий момент принимаются министерством обороны. Они все подготовлены, все предварительные согласования получены, сейчас решение просто в стадии оформления.

      - Как реализуется программа создания орбитальной системы спутников-ретрансляторов "Луч"?


      - Летные испытания «Луча-5А» идут стандартно, без сбоев. Аппарат «Луч-5Б» готовится к запуску в конце августа этого года. В мае он находился в термобарокамере на термобалансных испытаниях и термоциклировании. Аппарат на орбите займет точку 16 градусов западной долготы, откуда в будущем будет обеспечиваться работа с Международной космической станцией.

      Аппарат «Луч-5В» изготавливается и будет запущен, как я говорил, с «КазСатом-3». Этот аппарат вошел в скорректированную Федеральную космическую программу. Таким образом, все три точки на геостационарной орбите, которые закреплены за Россией для системы «Луч», будут заняты.

      Аппарат «Луч-4», который ранее значился в наших планах, фактически трансформировался в опытно-конструкторскую работу «Енисей». В скорректированной ФКП эта тема существует. Роскосмос планирует запустить аппарат, чтобы проверить на нем несколько новых технологических решений, в том числе крупногабаритные антенны. Словом, «Луч-4» трансформировался в аппарат «Енисей-А1», создаваемый в рамках одноименной опытно-конструкторской работы.

      - В чем насущная необходимость спутников-ретрансляторов?


      - Поясню на таком примере. В советское время у нас были так называемые корабли науки – плавучие измерительные комплексы, которые участвовали в обеспечении наиболее важных космических запусков с российских космодромов. Это были большие корабли с огромными шарами на палубе – радиопрозрачными укрытиями, под которыми находились антенны. Корабли выходили в Мировой океан и вставали по трассе запуска космических кораблей или аппаратов. Сегодня этой флотилии нет. Мы практически не имеем возможности отслеживать, что происходит с нашими космическими аппаратами, когда они находятся вне зоны видимости российских наземных средств наблюдения, расположенных на территории России. И вот пример – печально известный научный аппарат «Фобос-Грунт» вышел из строя как раз в тот момент, когда наши наземные средства его не видели. И мы, в конце концов, так и не узнали, что произошло с аппаратом, испытал он какое-то внешнее воздействие или нет?

      Это касается всех космических запусков. Что мы сейчас имеем? Мы осуществляем запуск, спутник или разгонный блок выходят из зоны радиовидимости, мы их не наблюдаем, а затем они возвращаются, бывает, спустя несколько часов, сообщая нам какие включения прошли в соответствии с циклограммой. Наличие на орбите группировки спутников-ретрансляторов позволит в каждый момент времени не выпускать из наблюдения наши аппараты. Таким образом, будет обеспечена непрерывная связь с аппаратами и разгонными блоками на этапе выведения.

      Кроме того, спутниковая ретрансляция обеспечит работу с низколетящими объектами, например, с МКС, которые точно так же уходят на какое-то время из зоны радиовидимости. Сегодня, например, наш ЦУП для связи с российским сегментом МКС, когда станция уходит из зоны радиовидимости, пользуется услугами американцев и европейцев. Ретранслятор позволит нам не зависеть от партнеров и повысит надежность связи.

      «Лучи» также оснащаются аппаратурой дифференциальной коррекции и мониторинга ГЛОНАСС, позволяющей уточнить данные до метра при прямом получении сигнала. Еще там есть система сбора и передачи данных с гидрометеорологических буев и необслуживаемых станций. Словом, "Луч" - очень многофункциональная и очень нужная система.

      - В последние годы ИСС активно выходит на зарубежные рынки с телекоммуникационными аппаратами. Планируете ли развивать этот направление?


      - Мы участвуем практически во всех тендерах, в которых размер аппарата соответствует нашему продукту. Естественно, кроме стран Западной Европы, Китая и США. Там, как известно, опора на собственного производителя.

      - На спутниках какого класса специализируются ИСС? Можно ли сказать, что западные производители уже не являются монополистами в производстве телекоммуникационных спутников с большим количеством транспондеров – 60-70 и более?


      - Напомню, что на спутнике «Экспресс-АМ5» будет 84 транспондера, на «Экспресс-АМ5» – 72. Это мощные аппараты с энергетикой в 12,1 кВт на конец срока активного существования. То есть можно говорить, что и этот сегмент мы начинаем осваивать.

      В принципе же, количество транспондеров на спутнике связи определяется возможностями нашей тяжелой ракеты-носителя «Протон-М», способной выводить на геостационар вместе с разгонным блоком "Бриз-М" аппараты массой 3250 кг.

      Наши спутники Amos-5, «Ямал-300К», Telkom-3 имеют массу от 1400 до 1900 кг. Это средний класс аппаратов с энергетикой до 6 кВт. Конечно, есть потребность у операторов спутниковой связи "уйти вверх" по мощности аппаратов до 14-15 кВт, а также иметь спутники меньшей мощности – до 2-3 кВт. Для таких аппаратов, кстати, у нас есть платформа «Экспресс-1000К». Она разработана в свое время по заказу Роскосмоса. Речь идет об аппаратах с 12-16 транспондерами, массой 1300-1400 кг и с энергетикой по 3 кВт. Их достоинство в том, что они дополняют средние аппараты при запуске, обеспечивая полную загрузку «Протона».

      Идти в сегмент более тяжелых аппаратов можно только, если на том же самом «Протоне» при отказе от прямой схемы выведения, уходить в апогейную схему. Сегодня и у нас, и за рубежом есть проработки, когда аппарат, выведенный разгонным блоком не на геостационарную орбиту, а на геопереходную, затем сам "дожимает" до геостационара электроплазменными двигателями за 45-90 дней. Это наиболее эффективный вариант, когда без доработки ракеты-носителя и без существенной модернизации спутника мы получаем этот эффект.

      Другое дело – устраивает ли это оператора. Мы считаем, что монополия западного производителя по количеству транспондеров на спутнике потеряна. В конце концов, можно в одну и ту же точку запускать два спутника среднего класса и пусть они работают в колокации. Хотя понятно, что удельная эффективность одного большого аппарата больше, чем двух средних той же суммарной массой.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.