Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Генеральный директор ОПК "Оборонпром" Андрей Реус: "Сегодня мы начали конкурировать с ведущими мировыми производителями"

В этом году исполняется десять лет Объединенной промышленной корпорации «Оборонпром», которая входит в состав госкорпорации «Ростехнологии». О том, чего удалось добиться за прошедшее время, а также задачах, которые стоят перед корпорацией, рассказал «Интерфаксу-АВН» генеральный директор ОПК "Оборонпром" Андрей РЕУС.

      - Прежде всего хотел бы напомнить о той обстановке, в которой создавалась наша корпорация, о той промышленной политике, разработкой которой мне, в то время - с 2004 по 2007 годы - заместителю промышленности и энергетики, пришлось плотно заниматься.

      Практически на протяжении всех 90-х годов отношение к проблеме развития высокотехнологических отраслей и машиностроению в целом было негативное. Так называемые «свободные рыночники» считали, что лучшей промышленной политикой для нашей страны является ее отсутствие. Но было немало и тех, кто понимал, что без промышленной политики не может быть развития. Причем, это относится не только к Российской Федерации, но и к Франции, США, любой другой стране.

      Точку в дискуссиях, с моей точки зрения, поставил президент Владимир Владимирович Путин в 2004 году, когда поручил нашему и другим министерствам разработать стратегию промышленной политики. Элементами этой стратегии стали федеральные целевые программы, в том числе и программа реформирования оборонно-промышленного комплекса, в рамках которой и были обозначены контуры интеграции ряда отраслей промышленности.

      Тогда же были разработаны другие механизмы поддержки машиностроения: это и субсидирование процентных ставок, так как промышленное машиностроение не имеет той рентабельности, как, например, нефтяная или газовая отрасли. Это и поддержка экспорта, таможенные льготы на промышленное оборудование, не имеющее аналогов в России, госгарантии и целый ряд других мер, которые разрабатывались для того, чтобы промышленность задышала и смогла выполнять те задачи, которые перед ней ставились.

      Когда в 2007 году я стал генеральным директором "Оборонпрома", то в полной мере воспользоваться этим инструментарием для поддержки вертолето- и двигателестроения, особенно в кризисный период. .

      - Известно, что особенно в трудной ситуации в 90-е годы оказалась «оборонка». За счет чего удалось выстоять?


      - Главным образом - за счет экспорта, особенно в Китай и Индию. На многих предприятиях оборонный заказ в общем объеме производства в советское время составлял почти 100 процентов. И когда он в одночасье практически обнулился, эти предприятия оказались в предбанкротном состоянии. Мы с такой ситуацией столкнулись на многих площадках.

      - Правда, что за нашими вертолетами сейчас выстроилась очередь?


      - Это действительно так. Вертолетная отрасль загружена полностью. На сегодняшний день мы имеем твердые заказы на поставку вертолетов на сумму порядка $18 млрд. Это с учетом очень крупного долгосрочного госооборонзаказа. Сегодня на его долю приходится порядка 30% объемов продукции вертолетостроения. Оставшиеся 70% - это вертолетная техника, которую мы поставляем на внутренний и мировой рынки.

      Сегодня я с уверенностью могу сказать, что вертолетостроительная отрасль уже уверенно стоит на ногах. Сейчас холдинг «Вертолеты России» - третья в мире компания по объемам производства вертолетной техники в денежном выражении. А еще лет восемь назад нас вообще не рассматривали в качестве серьезного игрока на мировом рынке.

      - Андрей Георгиевич, изначально было определено, что стратегической задачей ОПК «Оборонпром» является создание многопрофильной корпорации. В какой степени удалось ее реализовать?


      - Прежде чем ответить на этот вопрос, хотел бы сказать, что вектор на укрупнение оборонных предприятий, создание на их базе мощных интегрированных структур был правильный и полностью себя оправдал. На данный момент мы имеем в составе ОПК «Оборонпром» холдинг «Вертолеты России», который интегрирует практически все отечественное вертолетостроение, и холдинг «Объединенная двигателестроительная корпорация», объединяющий основных производителей газотурбинных двигателей.

      Сегодня мы абсолютно реальный игрок на рынке, с быстрым ростом производства и продаж, с достаточно агрессивной экспортной политикой. В вертолетостроении мы серьезнейшим образом конкурируем с такими мировыми грандами, как Sikorsky, Eurocopter, Bell, AgustaWestland, Boeing. В двигателестроении для полноценной конкуренции с General Electric, Pratt & Whitney, Safran, Rolls-Royce еще много предстоит сделать.

      В начале становления ОДК были еще центробежные тенденции. Сейчас это естественным образом закончилось, потому что все поняли - получить синергию можно, только сконцентрировав интеллектуальный, финансовый и производственный потенциалы предприятий. Сегодня реализацией такого крупного проекта, как разработка семейства новых двигателей ПД-14, у нас занимаются и Уфимское моторостроительное производственное объединение, и рыбинский «Сатурн», и пермские «Авиадвигатель» и ПМЗ, и московский «Салют», который де-факто уже работает в тесной кооперации с ОДК.

      Другой фактор успеха – это внедрение современных методов организации производства и бизнеса, которые наработала мировая система управления. Не скажу, что пока на все сто процентов это у нас получается, но уже появилось много руководителей разных уровней, которые мыслят по-новому. Причем это происходит очень быстро, что особенно радует. И пример "Оборонпрома" в данном случае показателен.

      Здесь я бы упомянул и «бережливое производство», и гейтовую систему организации работ по проектам и программам, и долгосрочные отношения с поставщиками. Между «Вертолетами России» и ОДК заключен десятилетний контракт по поставке двигателей. Мы провели работу с нашими комплектаторами и с большинством из них подписали трех-пятилетние контракты. А это значит, что и мы, и они видим четкую перспективу развития, имеем понятную экономику на несколько лет вперед.

      Сейчас мы начали активно развивать третье направление – беспилотную тематику, поскольку видим перспективы этого рынка. Работаем в кооперации с израильской фирмой IAI. Мы понимаем, что рядом с вертолетами должны быть беспилотники.

      - Скажите, централизация в рамках холдингов не приведет к тому, что пропадет конкуренция между предприятиями, которая, как известно, является двигателем прогресса?


      - Мне порой приходится слышать со стороны своих коллег подобные опасения. Те отношения, которые до недавнего времени складывались между нашими двигателестроительными и вертолетостроительными предприятиями, - это была не конкуренция, а банальное перетягивание ограниченных госбюджетов.

      Но в мире работают всего пять-шесть игроков на рынке вертолетостроения и двигателестроения. Мы должны думать, как конкурировать не между собой, а на мировом рынке.

      - На какие производственные показатели ОПК «Оборонпром» вышел в прошедшем году, насколько успешно удалось пережить кризис?


      - Несмотря на кризис, мы не только не «упали», но и продолжили рост, так как наша продукция была востребована. Положительную роль, конечно, сыграли меры господдержки, субсидирования процентных ставок, госгарантии.

      По итогам прошлого года мы вышли на серьезные цифры. Корпорация в целом выпустила продукции на 230 млрд рублей, что на 26% больше чем в 2010 году. Это очень хороший рост.

      - Какую долю в общем объеме производства ОПК "Оборонпром" занимают сегодня экспортные программы и какую внутренний заказ?


      - Сегодня эта пропорция примерно 50 на 50. Хотел бы отметить, что доля внутреннего рынка в вертолетостроении существенно выросла, в том числе и за счет гособоронзаказа.

      Такая пропорция нас устраивает, так как внешний рынок очень важен для нас. Более того, мы намерены осуществлять экспансию. Речь идет о создании за рубежом не только совместных сервисных центров, но и заводов по выпуску нашей техники. Переговоры на этот счет уже ведутся.

      - Очень важно, что армия начала, наконец, закупать оружие и боевую технику. Как вы думаете, станет ли это определенным катализатором роста экспортных программ?


      - Не думаю, а уверен! Давно замечено, что как только мы ставим на вооружение в российскую армию какую-то вертолетную технику, спрос на нее на мировом рынке тут же растет. И наоборот, когда мы предлагаем на мировой рынок технику, которой нет в собственных Вооруженных силах, возникает вопрос, а почему Минобороны ее не закупает? Здесь прямая связь.

      - Было объявлено, что холдинг «Вертолеты России» планирует в этом году выйти на IPO. Когда конкретно это может произойти?


      - IPO состоится тогда, когда сложится правильная конъюнктура рынка. Напомню, что в прошлом году мы отказались от IPO потому, что рынок начал резко падать и падал каждый день. На этом фоне мы посчитали неприемлемым снижение цены до уровней, которые нам предлагали. У нас нет задачи просто продать определенную долю "Вертолетов России" на рынке. У нас есть задача получить инвестиции и вложить их в развитие производства. А это в конечном итоге увеличит нашу долю на рынке.

      По сути дела «Вертолёты России» уже работает как открытая, публичная компания. Для нас это принципиально важно.

      - Будет ли выходить на публичное размещение акций Объединенная двигателестроительная корпорация?


      - Такую возможность мы рассматриваем, и такая цель прописана в стратегии ОДК. На мой взгляд, каждая уважающая себя компания должна быть «IPO-пригодной». Для меня это некий показатель эффективности деятельности организации. Это своего рода сертификат доверия твоему бизнесу.

      - Что представляет собой сегодня гособоронзаказ для ОПК "Оборонпром"? По всем ли позициям подписаны с Минобороны РФ контракты на этот год?


      - По прошлому году у нас все контракты с Минобороны РФ заключены и по вертолетной, и двигателестроительной тематике. По вертолетам, например, в рамках гособоронзаказа у нас подписаны контракты до 2018-2020 гг.

      Минобороны приобретает практически весь наш модельный ряд, включая вертолеты семейства Ми-8/17, Ми-35М, новые боевые машины Ка-52 "Аллигатор" и Ми-28Н "Ночной охотник".

      Не сомневаюсь, что в Вооруженных силах найдут применение наши новые вертолеты "Ансат", Ка-226Т, Ка-62, Ми-34С1.

      В целом тренд на заключение долгосрочных контрактов - это то, к чему машиностроение шло достаточно долго, это то, что нужно промышленности. Нам нужны долгосрочные контракты, но с определенной рентабельностью. Я считаю, что оборонные контракты должны быть более рентабельны для того, чтобы отрасль могла развиваться. Машиностроение - это не то место, где формируются сверхприбыли.

      -Расскажите, как выполняется контракт с США на поставку в Афганистан 21-вертолета Ми-17?


      - Первая партия из 9 машин уже поставлена. Мы внимательно относимся к этому контракту, он для нас очень значимый.

      Американцев не обвинишь в отсутствии протекционизма в отношении своей продукции, они очень активно помогают своим предприятиям, своей промышленности. И то, что они отдали предпочтение нашей технике, говорит о том, что по ряду функций наши вертолеты незаменимы.

      - Какова сегодня география поставок продукции ОПК "Оборонпром"?


      - Наша техника находится более чем в ста странах мира. В активной фазе сотрудничества мы находимся примерно с 40 странами. Мы возвращаемся на те рынки, которые считались для нас потерянными. В некоторых регионах мы расширили свое присутствие.

      Особенно важным и приоритетным является для нас рынок Индии и Китая. Это наши стратегические партнеры.

      Появляются и новые рынки. Хорошо пошла наша вертолетная техника в Латинской Америке

      - В числе стратегических партнеров Вы назвали Индию. Прокомментируйте, каковы шансы Ка-226Т на победу в индийском тендере на закупку 197 многоцелевых вертолетов?


      - Мы имеем все предпосылки для того, чтобы выиграть этот тендер. Мы серьезно вложились в эту машину. Взяли кредит во Внешэкономбанке для того, чтобы довести ее до серийного производства. Сегодня это великолепный вертолет и я не сомневаюсь, что у него есть преимущества перед конкурентами. Но решать, что покупать, будут, конечно, наши индийские партнеры.

      - Есть ли ясность, какие вертолеты будут базироваться на вертолетоносцах "Мистраль", нужно ли их "оморячивать", конструктивно переделывать?


      - Основу вертолетной группировки "Мистралей" составят вертолеты Ка-52 "Аллигатор". Такое решение уже принято. Никаких технических проблем для их адаптации на корабль нет.

      - Судя по тому, что с начала года вы уже побывали практически на всех двигателестроительных предприятиях, особое внимание будет уделено становлению ОДК?


       - Состоялись рабочие поездки не только на двигателестроительные, но и на вертолетостроительные предприятия. Я всегда в начале года с большой командой облетаю заводы, чтобы на месте оценить положение дел, обсудить все актуальные вопросы. В этой поездке я также представлял и Союз машиностроителей России, членом Бюро Центрального Совета которого являюсь.

      Что касается двигателестроения, то этому направлению сегодня действительно уделяется огромное внимание. В этом году мы должны закончить консолидацию группы. Проведены определенные структурные изменения: созданы дивизионы энергетического двигателестроения, вертолетных двигателей, боевой авиации. Прошла серьезная ротация кадров, назначены новые руководители заводов: «Кузнецов», ММП им. Чернышева, ПМЗ, «Стар». Кадровый состав двигателестроительных предприятий сегодня очень квалифицированный. Ведется большая работа по модернизации, в том числе за счет освоения новых проектов, новых технологий. Словом, двигателестроение живет полноценной жизнью.

      - Как у вас строятся отношения с украинским "Мотор Сич". Ведутся ли переговоры на предмет вхождения этого предприятия в ОДК?


      - Мы очень тесно интеграционно связаны с "Мотор Сич". Подписан целый ряд контрактов, в том числе пятилетний, который позволяет нашим украинским коллегам четко понимать, сколько и какие двигатели мы будем у них закупать.

      Сейчас переговоров о покупке акций "Мотор Сич" не ведется. Хотя ничего исключать нельзя.

      - Как реализуется программа создания авиационного двигателя для истребителя пятого поколения? Какая компания будет головным разработчиком?


      - По двигателю для перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации (ПАК ФА), как и по семейству двигателей ПД-14, определена кооперация, назначен главный конструктор, который также является заместителем генерального конструктора ОДК. У нас уже есть графики работ по этому проекту, началось бюджетное финансирование. В 2016 году должны изготовить первый опытный образец.

      В разработке семейства новых двигателей ПД-14 и двигателя для ПАК ФА участвует вся корпорация. Мы уже наработали определенный задел и уверены, что эту работу обязательно сделаем.

      Мы сейчас начали работать над двигателем для скоростного вертолета и вообще начали тематику скоростного вертолета. Это тоже важная программа.

      - Есть ли проблемы с программой производства двигателей для регионального самолета «Сухой Суперджет 100»?


      - Работа идет плановым порядком. Согласованный с ОАК график на поставку в этом году 48 двигателей будем выполнять.

      Мы внимательнейшим образом относимся к этой программе. Хотя она для нас, мягко скажем, не является эффективной по деньгам, по экономике. Мы будем ставить вопрос о субсидировании этого проекта. Это нормальная мировая практика: для вывода нового двигателя на заданную себестоимость нужна определенная помощь со стороны государства.

      - Многие российские предприятия, активно кооперируются сегодня с западными компании по реализации перспективных проектов? Как на этот счет обстоят дела у ОПК "Оборонпром"?


      - Вопросам международной кооперации мы уделяем огромное внимание. У нас долгосрочные отношения с французской группой Safran, ее подразделениями Snecma – по SaM146 и Turbomeca - по вертолетным двигателям для Ка-226Т и Ка-62. Развиваются отношения с Finmeccanica и ее вертолетостроительной компанией AgustaWestland, Avio, другими фирмами.

      Если говорить о локализации производства, то для меня это означает способность производить комплектующие и изделия не только для внутреннего, но и для мирового рынка. И это принципиальный вопрос. В результате такой локализации мы, по сути, становимся равными партнерами для зарубежных фирм, становимся мировым игроком.

       «Оборонпром» ориентирован на выпуск продукции, которая будет потребляться во всем мире с точки зрения комплектации. Соответственно, мы занимаемся сертификацией продукции, производств, материалов, КБ и т.д. И тогда мы сможем входить к зарубежным партнерам как комплектаторы второго и третьего уровней. Это стратегическое направление нашего бизнеса, которое мы будем развивать.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.