Интерфакс-Агентство военных новостей - самая полная и оперативная информация о силовых структурах, спецслужбах, оборонной промышленности России и стран СНГ
эксклюзивная информация из достоверных источников...
  Эксклюзив :
Космонавт Георгий Гречко: "За один день отсталость, которая накапливалась в космической отрасли десятилетиями, не ликвидировать"

Российскую космонавтику в последнее время преследуют неудачи. Очередная из них связана с провалом миссии «Фобос-Грунт». В чем причина аварий? Можно ли избежать их в будущем? Какие проблемы накопились в космической отрасли и как их решать? На эти и другие вопросы в интервью «Интерфаксу-АВН» ответил известный летчик-космонавт дважды Герой Советского Союза Георгий ГРЕЧКО.

      - Георгий Михайлович, срыв миссии «Фобос-Грунт» широко обсуждается специалистами, общественностью. Кое-кто в связи с очередной неудачей говорит о крахе космической отрасли, призывает меньше денег выделять на нее. Как вы к этому относитесь?


      - Мне кажется, это поверхностный подход. Нужен более глубокий анализ, потому что причин, как всегда в подобных случаях несколько. И выводы нужны более обстоятельные.

      Первое, что касается непосредственно «Фобоса-Грунта» - мы последний раз такую сложную систему запускали где-то четверть века назад. Вы понимаете, что такое четверть века для космонавтики? За это время произошла смена поколений специалистов. То есть, ту, предыдущую станцию создавало и запускало одно поколение конструкторов, разработчиков, ученых, а проект «Фобос-Грунт» реализовывали в основе своей люди другого поколения.

      Вообще-то это нормально, естественно, что поколения меняются. Но все дело в том, как они меняются. В чем наша беда? Недавно об этом сказал глава Роскосмоса, хотя специалисты знали это и раньше: на российский космос сегодня работают или люди старше 60 лет, или люди моложе 30 лет. Промежуточных возрастов нет.

      Специалисты промежуточных, наиболее трудоспособных, перспективных возрастов – инженеры, рабочие, проектанты - были выметены из космической деятельности нашими реформами, которые мы называем рыночными. На самом деле, это базарные реформы. Никакого цивилизованного рынка у нас как не было, так и нет.

      Целое поколение людей было потеряно для космической деятельности, когда отрасль бедствовала, выживала. Люди, как правило, молодые, энергичные, способные, уходили искать более высокооплачиваемую работу, потому что космонавтика хорошие оклады предложить не могла. Кстати, и сегодня зарплаты в ракетно-космической отрасли далеко не самые высокие, нередко они ниже средних зарплат по стране или региону.

      Итак, у нас не была обеспечена преемственность поколений. Старики ушли, а молодежь пришла поздно. Ушли люди, а с ними опыт, знания, умения, которые они не передали молодежи. Кстати, многие уходили не по своей воле. Взять, например, наше знаменитое ОКБ1 или, как оно сегодня называется, корпорация «Энергия». Как только фирма стала открытым акционерным обществом, то есть превратилась уже в коммерческую организацию, тут же стали убирать специалистов околопенсионного возраста, тем самым повышая так называемую денежную отдачу от этого ОАО. Но при этом, лишая конструкторское бюро самых лучших кадров.

      Знаете, потом, если в космосе что-то случалось, даже разыскивали уволенного пенсионера – и спрашивали: скажите, а что вот вы делали в такой-то ситуации, а что вы делали в другой ситуации.

      - В ваше время было по-другому?


      - Раньше было так – приходили мы, «желторотики», с инженерными дипломами и нам говорили: ну, ладно, ребята, теперь кончайте валять дурака, забудьте все то, чему вас учили в институте и учитесь у нас. И мы у них учились. И сами потом, может быть, через 10-15 лет становились уже хорошими специалистами, которым все было под силу. Теперь этого не стало.

      Но это не все. В свое время Советский Союз запускал научные аппараты к Марсу, Венере практически каждые два года – чаще летать туда нельзя, учитывая астрономические условия и взаимное расположение планет и Солнца. Систематически накапливался опыт, отрабатывались технологии. Но потом, повторюсь, был огромный, по меркам развития космонавтики, перерыв - 25 лет. Кстати, американцы, европейцы и даже такие страны, как Индия, в это время, напротив, интенсифицировали исследования планет с помощью автоматов и преуспели в этом. Мы же начинаем эти межпланетные автоматические миссии на современном технологическом уровне фактически с нуля. Что же вы хотите? Неудачи здесь вполне объяснимы.

      - То есть мы сейчас пожинаем, то, что происходило с российской космонавтикой в последние десятилетия?


      - К сожалению, да. Но есть и другая сторона вопроса. Редко кому удается избежать неудач при создании нового. Разработка сложной ракетно-космической техники – задача непростая. Так было раньше, так остается и в наши дни. Этапы создания, испытаний, отработки изделия по-прежнему сопряжены с большими техническими рисками.

      Здесь можно вспомнить судьбу легендарной королевской "семерки" – двухступенчатой ракеты Р-7. Сегодня это – одна из самых надежных, если не самая надежная космическая ракета в мире. На трехступенчатом варианте ракеты "Союз" стартуют наши космонавты, с помощью этого носителя среднего класса запускают спутники. По количеству отказов на 100 пусков у «Союзов» лучший показатель среди ракет в мире. Не случайно европейцы сделали старт для них на космодроме Куру во Французской Гвиане. Словом, успешнейший проект. А как трудно ракета рождалась когда-то, вы знаете?

      Я тогда был инженером, участвовал в испытательных пусках прототипов "семерки". Выезжали на полигон и запускали. А она не хотела стартовать. Ракета взрывалась на старте, поднималась вверх и разваливалась на куски, падала нам на головы. А взрывы ракетных блоков, это знаете, мало с чем сравнишь - как атомный гриб получается. И мы от них бегали, прятались в траншеях. Запустили раз – неудача, и два, и три… Дело было совершенно новое. Но мы добились своего – появился надежный космический носитель.

      Так и сегодня. Фактически «Фобос» для тех людей, которые сейчас его делали, тоже в новинку. Что это значит? Риск того, что аппарат с первой же попытки не полетит туда, куда надо, был очень велик. Не исключено, что и следующий тоже откажет, где-нибудь на более дальнем этапе. А третий, может быть, и долетит. Поймите, мы эту деятельность начинаем практически сначала. Что же мы хотим, если четверть века не запускали? Разве это можно?

      Кстати, раньше строили и запускали параллельно по два одинаковых аппарата для межпланетных научных миссий. То есть понимали, что проект настолько сложный, что один из аппаратов может отказать. На этот случай и делали "дублер".

      - Всегда, наверное, были скептики, которые говорили: зачем нам космос, у нас и на земле дел хватает?


      - Да, мне приходилось встречать людей, вроде бы и не глупых и даже в чем-то успешных, которые заявляли: вот вы, космонавты, тратите деньги, выбрасываете в космос, а мы и без всякого космоса очень даже хорошо живем, не нужны нам космические автоматы. Я, например, космонавт, и, конечно, всегда поддерживал пилотируемые программы. Но я же не идиот, чтобы отказываться от спутников. Я же прекрасно понимаю, что сегодня наибольшую часть пользы человек получает от автоматических комплексов, а не от пилотируемых.

      Недавно я делал доклад в присутствии руководителей космической деятельности США, Японии, Китая, Европы. И поскольку присутствовали первые и вторые лица национальных космических ведомств, которые принимают решения, а не просто их комментируют, то я к ним обратился с одним предложением. Рассказал о своих личных встречах с людьми, которых вы называете скептиками, и предложил: давайте договоримся, что в какой-то один день, на одни сутки, мы выключаем все космические аппараты, которые сейчас работают на орбитах Земли и посмотрим, что получится.

      И вот тогда, говорил я им, вы увидите, как все, кто заявлял, что космос не нужен – будут кричать: включите скорее спутники! Мы же не видим футбола из Аргентины, мы не видим концерт из Альберт-Хола, мы не видим конкурс красоты из Малайзии и т.д.

      Но это-то ладно. А ведь потеряют навигацию корабли, начнут чаще погибать, не будет нужной информации о погоде, не будет метеопрогноза, информации о тайфунах в океане или движении ледников в горах. Вот вы знаете, например, что на снимках из космоса было зафиксировано, что ледник Колка, который позже погубил группу Сергея Бодрова и других людей, "задвигался". Только эти снимки мы вовремя не получили от зарубежных коллег, а своей системы передачи данных мы не имеем. И люди не были предупреждены.

      То есть космические автоматы делают очень большое дело, и они гораздо дешевле пилотируемых проектов. На один день стоило бы их отключить, чтобы люди поняли, что теперь без автоматов в космосе они, оказывается, жить не могут. И всякие глупости о том, что не надо ничего в космос запускать, станут очевидны. После такого эксперимента, думаю, никто никогда такой чуши не скажет.

      - Наверное, сказывается и слабость пропаганды нашей космонавтики? Интерес к ней со стороны общества угасает?


      - Отношение к космонавтике можно воспитывать, в том числе с помощью телевидения, СМИ. А что у нас? Вот буквально, несколько дней назад были показаны по разным телеканалам два очень хороших фильма. Один – как наши космонавты Владимир Джанибеков и Виктор Савиных спасли орбитальную станцию. Они прилетели на замерзшую и обесточенную станцию и вернули ее к жизни. Прекрасный фильм. Второй – о запуске французами нашей «семерки» из Южной Америки. И вы знаете, когда их показывали? После полуночи. Один закончился в час ночи, другой – в два. Кто их мог в это время посмотреть?

      Вот, на мой взгляд, нагляднейший пример, что такое теперь космос для телеканалов. А, следовательно, и для людей – у нас, к сожалению, люди привязаны к телевизору крепко.

      В наше время, конечно, все было по-другому. Я хорошо помню, с каким интересом, энтузиазмом встречали люди каждую космическую победу, в каком почете был труд и конструкторов ракетно-космической техники, и рабочих и космонавтов. А это, кстати, было большим вдохновляющим стимулом для всех нас, причастных к космической деятельности. Ведь деньги, высокие зарплаты, конечно, важны, но, по правде сказать, нами в свое время двигал отнюдь не этот фактор.

      Платили нам, особенно поначалу, мало. Хотя обыватели и говорили о каких-то космических зарплатах. В этой связи хочу вспомнить такой вот интересный случай. Едем мы как-то с очередного запуска в поезде «Ташкент-Москва», и в это время диктор Юрий Левитан таким выразительным своим голосом начинает: «Сегодня в Советском Союзе запущена многоступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета" – и так далее. Идет трансляция по вагону, люди обсуждают. Тогда же все это было в новинку, все было интересно, гордились. И вот кто-то говорит: ох, эти ракетчики (космонавтов тогда еще не было), у них открытые счета в сберкассе – что хотят, то и покупают.

      В нашем купе ехала бабушка с внучком. И внучок, естественно, не понимал, что такое открытые счета. Вот бабушка ему и объяснила, что ракетчики это, мол, люди, которые вместо черного хлеба едят пирожные. И, конечно, внучок сразу решил, что хорошо ракетчикам…

      На самом деле, мы получали не такие уж большие зарплаты. Я там сначала вообще получал 35 рублей, потом 120, 140. Это небольшие деньги, хотя, конечно, и не маленькие, в общем, нормальные. В той поездке мы, кстати, потратили все командировочные, и у нас не было денег, чтобы поесть. Да, мы ходили в вагон-ресторан, но зачем? Чтобы покушать хлеба, намазанного горчицей и посыпанного солью. Вот, другой еды у нас не было.

      То есть мы были не высокооплачиваемые. Но, а почему мы не уходили, почему так хорошо работали? Потому что вся эта деятельность была на виду. И руководство страны отмечало, помогало, и люди гордились. И по радио, и по телевидению, и в газетах о нас писали. И мы работали не за страх, не за деньги, а за совесть, за любовь к своему делу, за гордость, за причастность к великому космосу. Потому-то когда мы делали свою технику, мы ее, образно говоря, вылизывали. Мы по десять раз все перепроверяли. Сейчас, мне кажется, так уже не работают, некому.

      Нет гордости, нет денег, нет внимания – ни правительственного, ни народного. И люди уже работают за зарплату, а зарплаты опять же далеко не самые большие. И люди так и трудятся, по пословице: они делают вид, что они нам платят, а мы делаем вид, что мы работаем.

      Ни за год, ни за два, ни за пять не получишь тех рабочих, которые у нас были. Это же виртуозы. Ведь это же точная механика, здесь часто микроны все решают. И они со всем этим справлялись. Сейчас таких опытных рабочих почти нет. Более того, трудовая дисциплина "хромает". Рассказывают, бывают случаи, что и пьяными через проходную рабочие возвращаются с завода домой. Оказывается, на работе они спирт не использовали для того, чтобы промыть детали, а промыли горло. Помните, недавний случай, когда из-за того, что засорился трубопровод газогенератора одной из ракетных ступеней, упал космический грузовик "Прогресс". Может, там причина отказа как раз в этом была?

      Подведу итог. Сегодня у тружеников космической отрасли нет не только денег. Нет внимания со стороны общества, телевидения, газет. А для престижа профессии надо или то, или другое – или большие деньги, или большое внимание. В идеале, конечно, и то, и другое.

      - Возвращаясь к разговору о межпланетных исследованиях: кое-кто после аварии "Фобоса-Грунта" советует их свернуть. Вы что думаете?


      - В принципе логику этих людей понять можно. От этих дальних космических полетов обычному человеку, вроде, никакой пользы – ни навигации, ни связи, ни метеоинформации. Но понимаете, какое дело, сейчас американцы запускают такие аппараты к другим планетам каждые два года. Да, что американцы!? Сейчас уже Китай запустил спутник вокруг Луны, который потом перевел в точку либрации. Это такая интересная точка, где притяжение Земли и Солнца уравнивается. И поэтому, если в эту точку поместить космический аппарат, то он никуда оттуда не денется - может там вечно находиться и вести наблюдение за дальним космосом. По-моему, даже американцы в точку либрации не летали.

      Увеличивают свои запуски некоторые латиноамериканские страны, Индия, которая, кстати, реализует свою лунную программу.

      Давайте же мы в этих условиях перестанем стремиться к чему-то новому, откажемся от таких проектов, как «Фобос-Грунт», давайте ограничимся спутниками связи, разведывательными спутниками на орбите вокруг Земли. Но скажите, на фоне других государств, нам не будет стыдно? Мы будем в таком случае перворазрядной страной, законодателем моды в области космоса или мы, действительно, как нам когда-то предрекали, превратимся в Верхнюю Вольту с ядерными боеголовками.

      Как-то мудрец, живший давно, сказал: для счастья человеку надо иметь уважаемое отечество. Так мы будем счастливы, когда мы откажемся от всего, что другие страны активно развивают? Не знаю, как другим, но мне было бы очень стыдно жить в такой стране, после тех побед, которых мы добивались.

      Словом, нам надо выбирать. Помните, как у Некрасова: «Средь мира дольнего, для сердца вольного есть два пути». Или ликвидировать отсталость, или признать, что мы третьеразрядная страна и все бросить на потребление, на разворовывание, на откаты, коррупцию и т.д. Ясно, что за один день отсталость, которая накапливалась в космической отрасли десятилетиями, не ликвидировать. Но идти вперед надо. Серьезно, уделяя внимание, выделяя деньги, возрождая.

      К слову сказать, наши неудачи стимулируют более активное развитие космонавтики в тех же США. В Америке в свое время была программа президента США Джорджа Буша младшего с конкретными сроками и конкретными конструктивными решениями для полета на Марс. Барак Обама вначале в интересах бюджетной экономии закрыл эту программу и отложил полет на Марс на дальнюю перспективу. Было отложено на потом создание нового корабля, новых носителей. Но как только наши аппараты стали падать – американцы тут же подняли крик: смотрите нас возят на орбитальную станцию русские «Союзы», своих кораблей нет, а у русских все падает. Это что же, начнут гибнуть наши американцы?! Надо срочно выделить деньги на создание новых носителей и кораблей. Получается, что мы помогаем американцам продвигать новые проекты. А наша отсталость увеличивается еще дальше.

      Фото Игоря Маринина.
                                                                                                                                                                                                                                                                            
Информационные продукты Интерфакс-АВН
Ежедневный информационный вестник


Еженедельный информационный вестник


Вестник
"ВПК России и
экспорт оружия"



© 2013 Интерфакс-Агентство Военных Новостей. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения Интерфакса-Агентства Военных Новостей.